Welcome visitor you can log in or create an account
A+ A A-

ВСУ о юрисдикции споров относительно правомерности изменения целевого назначения земельного участка

Как показывает практика, определение юрисдикции спора является подчас не таким уж простым. Объясняется это несовершенством законодательства, отсутствием единого подхода при разграничении компетенции судов, а также устоявшимися догмами, порой отстающими от действительности. Проблема заключается в том, что при определении юрисдикции часто приоритетную роль отдают субъектному составу спорных отношений, тогда как не стоит забывать о предметной составляющей спора. Немало проблем возникло при появлении административной юрисдикции. В затруднительное положение попали опытные практикующие юристы и даже судьи. Нередки случаи, когда лишь в судах высших инстанций становится известно о неправильном определении юрисдикции, что приводит к необходимости подавать иск повторно в надлежащий суд. На наш взгляд, нестабильность судебной практики при решении указанной проблемы должна устраняться Верховным Судом Украины. 

Рассмотрим постановление ВСУ по делу № 21-700a15, в котором суд изложил свою правовую позицию относительно правильности определения юрисдикции при оспаривании правомерности изменения целевого назначения земельного участка.

 

Обстоятельства дела

Прокурор обратился в суд с иском о признании незаконным и отмене решения сессии сельского совета, которым был утвержден проект изменения целевого назначения земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения на земли жилой и общественной застройки. В обоснование иска прокурор сослался на то, что спорный земельный участок находится в пределах охранной зоны месторождения минеральных вод, а физическое лицо разрешений органов геологии и территориальных органов государственного горного надзора для строительства и обслуживания жилого дома не получало.

Районный суд постановлением, оставленным без изменений определением апелляционного административного суда, исковые требования удовлетворил. ВАСУ решения судов предыдущих инстанций отменил, указав, что спорный земельный участок не входит в состав площадей непосредственного залегания полезных ископаемых общегосударственного значения (находится в пределах территории, расположенной вокруг таких площадей).

Санаторий, выступающий третьим лицом в рассматриваемом деле, в заявлении об отмене решения ВАСУ сослался на неодинаковое применение кассационным судом части второй статьи 58 Кодекса Украины о недрах и пункта 2 Положения о порядке застройки площадей залегания полезных ископаемых общегосударственного значения.

Устраняя различия в применении судами кассационной инстанции норм материального права, ВСУ исходил из таких соображений.

 

Позиция ВСУ

Как отметил ВСУ, суды всех инстанций исходили из того, что спор по рассматриваемому делу является публично-правовым и относится к юрисдикции административных судов. 

По мнению ВСУ, указанный вывод основывается на неправильном применении норм материального права, поскольку в рассматриваемом деле спор касается правомерности изменения целевого назначения спорного земельного участка, находящегося в собственности граждан, то есть гражданского права. Следовательно, суды пришли к ошибочному выводу относительно решения спора в порядке административного судопроизводства.

ВСУ пришел к выводу, что в случае принятия субъектом властных полномочий решения об изменении целевого назначения земельного участка и получения собственником государственного акта на право собственности на земельный участок дальнейшее оспаривание правомерности изменения целевого назначения такого земельного участка должно решаться в порядке гражданской юрисдикции, поскольку возникает спор о гражданском праве.

ВСУ акцентировал внимание на решении Европейского суда по правам человека от 12.10.78 по делу "Zand v. Austria", в котором указано, что словосочетание "установленный законом" распространяется не только на правовую основу самого существования "суда", но и на соблюдение таким судом определенных норм, регулирующих его деятельность; не считается "судом" орган, который, не имея юрисдикции, судит лиц на основании практики, не предусмотренной законом.

ВСУ подчеркнул, что, поскольку определяющим принципом осуществления правосудия по административным делам является принцип официального выяснения всех обстоятельств по делу и обязанность субъекта властных полномочий доказывать правомерность своих действий или решений, в отличие от определяющего принципа гражданского судопроизводства, заключающегося в состязательности сторон, суд, рассмотревший дело, которое не относится к его юрисдикции, не может считаться "судом, установленным законом" в понимании части первой статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Как видим, суд кассационной инстанции должен был обратить внимание на то, что дело должно рассматриваться в порядке гражданской юрисдикции, и постановить соответствующее процессуальное решение.

ВСУ отметил, что, поскольку суды ошибочно рассмотрели дело в порядке гражданской юрисдикции, все принятые по делу судебные решения подлежат отмене, а производство по административному делу подлежит закрытию на основании подпункта "б" пункта 1 части второй статьи 243 КАСУ.

Следует обратить внимание, что ВСУ при нарушении правил определения юрисдикции на основании статьи 243 КАСУ может отменить судебные решения и передать дело на рассмотрение в соответствующий суд первой, апелляционной или кассационной инстанции.

  

ВЫВОД

ВСУ в постановлении по делу № 21-700a15 разъяснил, что в случае принятия субъектом властных полномочий решения об изменении целевого назначения земельного участка и получения собственником государственного акта на право собственности на земельный участок дальнейшее оспаривание правомерности изменения целевого назначения такого земельного участка должно решаться в порядке гражданской юрисдикции, поскольку возникает спор о гражданском праве.

 

Автор: Татьяна Никитина

Введите свой вопрос, и получите бесплатно квалифицированную консультацию юриста:



Яндекс.Метрика