Welcome visitor you can log in or create an account
A+ A A-

Первая украинская международная конференция «Международный арбитраж: Украина, Россия и страны СНГ»

Первая украинская международная конференция «Международный арбитраж: Украина, Россия и страны СНГ»Нюансы оспаривания решений международного коммерческого арбитража, а также признания и приведения в их исполнение по праву занимают лидирующее положение среди ключевых вопросов международного частного права. Эта же тема среди прочего была рассмотрена в ходе Первой украинской международной конференции «Международный арбитраж: Украина, Россия и страны СНГ», организованной Ассоциацией юристов Украины и International Bar Association (Международной ассоциацией юристов). В частности, участники дискуссии обсуждали правовые аспекты трансграничных споров, роль доказательств в решении арбитражного суда и риски, следующие из категории «публичного порядка».

Арбитражное соглашение

В украинском законодательстве общий принцип исполнения решений иностранных арбитражных судов закреплен в статье 35 Закона «О международном коммерческом арбитраже», согласно которой арбитражное решение (независимо от того, в какой стране оно принималось) признается обязательным и, при подаче в компетентный суд письменного ходатайства, исполняется с учетом положений указанного Закона. Однако, как показывает арбитражная практика, безоговорочное согласие проигравшей стороны с решением арбитражного суда – скорее исключение из правил, поэтому участникам процесса стоит заранее готовиться к очередному раунду прений.

Довольно серьезные трудности начинаются тогда, когда одна из сторон отказывается признавать факт заключения арбитражного соглашения, а другая сторона – не имеет возможности противопоставить такому заявлению письменный документ, скрепленный подписями уполномоченных сторон (обратим внимание, что по мере развития новых прогрессивных технологий такие документы в деловом обороте составляются не всегда).

В соответствии со ст. II Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (участником которой является Украина), термин «письменное соглашение» включает:

– арбитражную оговорку в договоре или

– арбитражное соглашение, подписанное сторонами или содержащееся в обмене письмами или телеграммами.

Письменное соглашение об арбитражном рассмотрении спора не обязательно должно быть выражено в форме письменной оговорки (соглашения, письма или телеграммы), чтобы признаваться заключенным

Однако, как подчеркнули участники конференции, мировая практике пошла по несколько иному, более либеральному пути. Так, к письмам и телеграммам, упомянутым в ст. II Конвенции, уже давно приравнены телексы, телетайпы и иные средства электросвязи. К тому же, необязательно, чтобы ответ на предложение об арбитражном рассмотрении спора был получен в форме четко выраженного согласия с указанным предложением. Правда, в этом случае существует риск, что одни и те же факты, истолкованные арбитрами как доказательство достижения арбитражного соглашения, будут истолкованы иначе национальным судом, куда стороны обратятся для признания и приведения в исполнение арбитражного решения.

Если рассматривать проблему на уровне национального законодательства Украины, то можно увидеть следующее. Согласно ст. 7 Закона «О международном коммерческом арбитраже», арбитражное соглашение считается заключенным в письменной форме, если оно содержится в документе, скрепленном подписями сторон, или заключено путем обмена письмами, уведомлениями по телетайпу, телеграфу или посредством других средств электросвязи, обеспечивающих фиксацию соглашения, или путем обмена исковым заявлением и отзывом на иск, в котором одна из сторон утверждает, что существует соглашение, а другая сторона против этого не возражает.

В целях недопущения возможных разногласий между сторонами нелишним будет заручиться от контрагента:

– письменным заявлением, недвусмысленно одобряющим содержание арбитражного соглашения, или

– документом с прописанной в нем арбитражной оговоркой

Обмен письмами, телеграммами и прочей корреспонденцией, в качестве средства фиксации арбитражного соглашения, вызвал интересный вопрос: должен ли получатель возвращать корреспонденцию (содержащую предложение об арбитражном методе урегулирования спора) ее отправителю с отметкой о согласии с предложением? Или достаточно, чтобы получатель корреспонденции в дальнейшем сослался на нее в одном из своих писем или факсов? Неоднозначность вопроса породила неоднозначность судебной практики. Поэтому, в целях избежания ряда проблем и недоразумений, рекомендуется настаивать на получении от делового партнера письменного заявления, четко одобряющего содержание арбитражного соглашения или документ с прописанной в нем арбитражной оговоркой.

Доказательства

Если спор уже возник и его невозможно решить средствами досудебного урегулирования, ответчик в рамках процедуры третейского разбирательства должен незамедлительно заявить юрисдикционные возражения против компетенции международного арбитража. Если такое заявление сделано не будет, это расценивается как «молчаливое согласие», тем самым по умолчанию создается некое арбитражное соглашение, пригодное для исполнения.

В то же время, поделились частью своего опыта участники конференции, многие компании СНГ, сталкиваясь с предъявлением против них исков в международный арбитраж, предпочитают заявлять, что не получали данные уведомления или не поняли их содержание. Но такая стратегия – не самая удачная: и арбитры, и государственные суды достаточно свободно подходят к анализу доказательств о вручении ответчику уведомлений об арбитраже. Ответчику лучше сосредоточиться на тех правах и преимуществах, которые следуют из его процессуального статуса, например, реализовать право на назначение арбитра, на предъявление возражений по существу спора и т. д.

Также отметим, что изменение юридического и фактического адреса не будет считаться веским аргументом в пользу того, что уведомление об арбитражном разбирательстве не было доставлено, так как добросовестный участник внешнеэкономических отношений обязан проинформировать своего контрагента о новом местонахождении. Такая оговорка, как правило, закреплена во многих контрактах. К тому же, доказывать факт отсутствия уведомления бывает весьма непросто.

Что касается подачи доказательств в целом, то большинство национальных законов об арбитраже не регламентируют процедуры предоставления доказательств, это остается на усмотрение арбитров. Конечно, стороны могут самостоятельно оговорить правила предъявления доказательств: подачи документов, опроса свидетелей, закрепив такие положение непосредственно по тексту арбитражного соглашения. Но это стоит делать только для «разовых» арбитражей (ad hoc), тогда как в постоянно действующих для этого существуют специальные регламенты.

В ходе арбитражного разбирательства для обоснования своей позиции, заявленных требований и возражений стороны могут предъявить любые виды письменных или устных доказательств

По большому счету допускаются все виды письменных или устных доказательств, включая ксерокопии и распечатки документов. Если у одной стороны возникли сомнения в подлинности (аутентичности) документа, арбитр вправе запросить его оригинал. Хотя чисто гипотетически представители другой стороны могут ответить, что запрашиваемые документы, к сожалению, были утеряны.

На территории стран СНГ не так часто, как хотелось бы, применяется институт disclosure (раскрытия документов), когда по просьбе одной из сторон арбитр может обязать вторую сторону предоставить те или иные доказательства. Впрочем, и с институтом disclosure может возникнуть уже упомянутая проблема: другая сторона может заявить об утрате (порче) документов.

Рискованный «публичный порядок»

Многим постсоветским (и не только) компаниям, выступающим в качестве ответчиков по делу, публичный порядок кажется «спасательным кругом», посредством которого, – во всяком случае, бытует такое мнение, – можно нейтрализовать невыгодное арбитражное решение.

Однако с таким утверждением не всегда можно согласиться: любое несоответствие арбитражного решения (или последствий его исполнения) национальному законодательству страны нельзя считать нарушением публичного порядка. Исключительно нарушение норм публичного права, составляющих основы правопорядка, может дать повод сослаться на нарушение публичного порядка. И тогда, если рассматривать ситуацию в контексте украинского законодательства, в признании и исполнении арбитражного решения (независимо от того, в какой стране оно принималось) может быть отказано, – п. 2 ч. 1 ст. 36 Закона Украины «О международном коммерческом арбитраже».

Что нужно понимать под «публичным порядком», в свое время разъяснил Верховный Суд Украины в постановлении Пленума № 12 «О практике рассмотрения судами ходатайств о признании и исполнении решений иностранных судов и арбитражей и об отмене решений, постановленных в порядке международного коммерческого арбитража на территории Украины» от 24 декабря 1999 года. Однако данное определение не решило даже половины возникающих при этом вопросов в силу своей неопределенности: отмечалось, что под публичным порядком надлежит понимать правопорядок государства, определяющие принципы которого составляют основу существующего в ней строя (т. е. независимость, целостность, самостоятельность и неприкосновенность, основные конституционные права, свободы, гарантии и т. п.).

ВЫВОДЫ:

Чтобы считаться заключенным, письменное соглашение об арбитражном рассмотрении спора не обязательно должно быть выражено в форме письменной оговорки, соглашения, письма или телеграммы. Также, для максимальной «подстраховки» от потенциально возможных разногласий между сторонами договора, нелишним будет заручиться от контрагента письменным заявлением, четко одобряющим содержание арбитражного соглашения, или документом с прописанной в нем арбитражной оговоркой. Это – дополнительное подтверждение факта обмена корреспонденцией как средства фиксации арбитражного соглашения.

Предъявляя в ходе арбитражного разбирательства юрисдикционные возражения, ответчику стоит по возможности удержаться от аргумента, что «ему не вручили уведомление об арбитражном разбирательстве». Такая стратегия, как показывает практика, не приводит к искомым результатам.

Для обоснования своих заявленных требований и возражений стороны могут предъявить любые виды письменных или устных доказательств, при этом не существует обязательного требования подавать именно оригиналы документов. Кроме того, возможен институт disclosure (раскрытия документов), когда по просьбе одной из сторон арбитр может обязать вторую сторону предоставить те или иные доказательства.

В признании и исполнении арбитражного решения может быть отказано на том основании, что арбитражное решение (последствия его исполнения) противоречат нормам публичного права, составляющим основы правопорядка страны исполнения. В украинском законодательстве данное правило закреплено Законом «О международном коммерческом арбитраже».

Автор: Алексей Шарипов

Введите свой вопрос, и получите бесплатно квалифицированную консультацию юриста:



Яндекс.Метрика