Welcome visitor you can log in or create an account
A+ A A-

IV ежегодный форум корпоративного права

IV ежегодный форум корпоративного праваФорум по корпоративному праву Ассоциации юристов Украины – ежегодное масштабное и влиятельное мероприятие, на котором юристы-практики, ученые, судьи, представители органов государственной власти и бизнеса обсуждают проблемы применения корпоративного права и формируют свои предложения по совершенствованию корпоративного законодательства. На этот раз на форуме, в частности, обсуждались новации, предложенные законопроектом № 6216, а также проблемные вопросы процесса реорганизации акционерных обществ.

Перспективы совершенствования Закона об АО

После принятия Закона «Об акционерных обществах», как верно отметила советник ЮФ «Саенко и Харенко» Елена Щербина, развитие акционерных отношений не прекратилось, а наоборот, обрело новый виток. К самому Закону «Об акционерных обществах» было высказано немало критических замечаний, которые достаточно быстро обрели форму законопроекта № 6216. Документ достаточно стремительно прошел первые круги подготовки законопроектов и в июле 2010 года был принят в первом чтении. Сейчас его перспективы оцениваются как достаточно высокие, и вполне возможно еще в этом году он будет принят во втором чтении и в целом.

Об основных новшествах законопроекта № 6216 рассказал начальник отдела развития законодательства на рынке ценных бумаг ГКЦБФР Максим Либанов. По его словам, документ решает целый ряд проблемных вопросов, мешающих нормальному функционированию акционерных обществ, появившихся в связи со вступлением в силу нового закона.

Одной из таких проблем является норма о том, что все уведомления акционерам отправляются исключительно письмом с описанием вложения и извещением о доставке. Конструкция ценного письма шикарна с точки зрения защиты прав акционеров и АО, но при этом является уж больно затратной в случаях, когда АО насчитывает тысячи или десятки тысяч акционеров. Поэтому в законопроекте № 6216 было предложено закрепить норму, согласно которой способ направления письменных уведомлений будет определяться уставом АО.

Еще одной проблемой, порожденной Законом «Об акционерных обществах», стала обязательность прохождения публичными акционерными обществами процедуры листинга. Хотя ГКЦБФР и понизила требования ко второму уровню листинга, однако все равно они были недостижимы для большинства украинских АО. И потому было предложено отменить обязанность проходить процедуру листинга для ПАО, сделав ее добровольной. Это не только позволит сохранить акционерную форму для многих АО, которые задумались над переходом в иную организационно-правовую форму, но и ускорит процесс их перехода к нормам Закона «Об акционерных обществах».

Коснутся изменения и органов правления АО. Так, одним из серьезных изменений, касающихся общего собрания акционеров, может стать уменьшение количества голосов, требуемых для принятия особенно важных для АО решений. Вместо требования в 3/4 от общего количества акционеров, требуемых для принятия таких решений сейчас, предложено вернуться к предусмотренному Законом «О хозяйственных обществах» требованию о 3/4 голосов от количества акционеров, зарегистрировавшихся для участия в общем собрании.

В отношении же наблюдательного совета наиболее дискуссионным является предложенная законопроектом № 6216 возможность участия в нем юридических лиц. Хотя это положение остается достаточно спорным, и сам Максим Либанов, как и большинство чиновников ГКЦБФР, не поддерживает эту идею, однако оно по-прежнему лоббируется представителями крупного бизнеса и имеет все шансы на принятие. Хотя, как отметил председатель правления ПАКУ Александр Окунев, эта норма может сделать им же «медвежью услугу», отвернув от них многих зарубежных инвесторов. Подробно о преимуществах и недостатках этого шага см. в материале «Всеукраинская конференция по вопросам корпоративного управления».

Ну а самым спорным, пожалуй, может стать норма о возможности принудительного выкупа акций мажоритарным акционером, собственником 95 % акций. Достаточно спорным является вопрос не только относительно того, собственник скольких процентов акций должен иметь право такого требования (здесь законопроект № 6216 последовал российскому опыту), но и сам факт предоставления такого права. Ведь по сути это является способом принудительного лишения собственности.

Принудительный выкуп акций по-российски

Так как предложение о принудительном выкупе акций мажоритарным акционером является достаточно новым и сомнительным с правовой точки зрения шагом, было особенно интересно узнать о том, как же такие нормы применяются на практике в зарубежных странах, в частности, в Российской Федерации. Удовлетворил этот интерес партнер российской юридической группы «PRINCIPUM» Сергей Ковалев, рассказавший об особенностях этого процесса в РФ.

Этот институт был введен в РФ в 2006 году, и ничем принципиально не отличается от существующего в зарубежных странах. Право принудительного выкупа получили акционеры и их аффилированные лица, владевшие на момент вступления закона в силу не менее 95 % голосующих акций или приобрели не менее 10 % акций путем добровольного и/или обязательного предложения и довели таким образом количество акций, находящихся в их собственности, до 95 %.

Процедура такого выкупа начинается с отправки уведомления Федеральной службе по финансовым рынкам (аналог украинской ГКЦБФР), которая проверяет отсутствие нарушений и дает согласие на проведение процедуры. После этого мажоритарный акционер направляет требование АО, которое осуществляет рассылку акционерам, реестродержателю, номинальным держателям. После этого акционеры могут либо указать банковские реквизиты счета, на который они хотят, чтобы поступили средства в счет оплаты их акций, или (если они бездействуют) деньги переводятся на счет нотариуса по месту регистрации АО, а акции автоматически списываются реестродержателем.

Защита миноритарных акционеров осуществляется путем установления обязательной независимой экспертной оценки стоимости выкупаемых акций. Цена также не должна быть ниже той, что была установлена при добровольном или обязательном предложении. Занижение цены при выкупе предоставляет миноритарному акционеру право требовать возмещения причиненных ему такими действиями убытков.

Но на практике нормы, направленные на защиту миноритариев, многими АО успешно обходятся. Для снижения цены при добровольном или обязательном выкупе акций используются формально независимые компании, которые передают пакет акций туда-обратно. Аудиторы часто просто подкупаются, и ни о какой адекватной цене акций во многих случаях речь не идет. Практика же удовлетворения исков миноритариев оказалась достаточно противоречивой, и суды во многих случаях занимали позицию мажоритариев, аргументируя это тем, что сам институт был введен для защиты интересов последних.

Конституционный суд же, который рассматривал конституционность института принудительного выкупа акций, предусматривающий принудительное лишение права собственности, пришел к выводу о том, что он не противоречит Конституции РФ. Такую позицию суд аргументировал тем, что поскольку при владении мажоритарием 95 % акций, миноритарии не способны влиять на общую политику АО, но при этом мешать эффективному управлению, то введение института принудительного выкупа акций соответствует общественному интересу, выраженному в нормальном существовании такой организационно-правовой формы, как АО. Интерес АО таким образом защищается законным путем и не является нарушением Конституции.

Преобразование акционерных обществ

Впрочем, вышеперечисленные новации пока еще хоть и близкая, но все еще перспектива. Многим же акционерным обществам приходится решать свои проблемы уже сейчас, не дожидаясь принятия законопроекта № 6216. Ведь до 30.04.2010 они должны привести свою деятельность в соответствие с требованиями Закона «Об акционерных обществах». О том, куда акционерным обществам идти, в какую организационно-правовую форму преобразовываться, рассказала доктор юридических наук, профессор, старший партнер ЮФ ILF Елена Кибенко.

Наиболее простым способом приведения своей деятельности в соответствие с Законом «Об акционерных обществах» является сохранение акционерной формы. Ее преимуществами являются:

– защита прав акционеров на законодательном уровне;

– прозрачная система управления;

– привлечение финансирования (вызывает доверие у инвесторов);

– престижность формы;

– возможность вытеснения миноритарных акционеров (при условии принятия законопроекта № 6216);

– преобразование в ПАО или ЧАО не является реорганизацией общества.

Если есть желание сохранить акционерную форму, то следует определиться, какого именно типа должно быть АО: публичного или частного (ПАО или ЧАО).

Решившись остаться с акционерной формой, АО должны до 30 апреля 2011 года привести свою деятельность в соответствие с Законом «Об акционерных обществах», для чего нужно:

– поменять устав общества;

– поменять внутренние акты общества;

– перевести акции в бездокументарную форму (дематериализация).

Впрочем, АО – не единственная организационно-правовая форма, в которой может существовать предприятие. Елена Кибенко привела 5 причин отказаться от АО:

1. Дополнительный контролирующий орган – ГКЦБФР.

2. Требования к раскрытию информации и отчетности.

3. Обязательное сотрудничество с профессиональными участниками рынка ценных бумаг (регистратор или хранитель и депозитарий).

4. Обязательное распределение дивидендов – не менее 30 %.

5. Сложная система управления обществом (необходимость выполнения многочисленных формальностей).

На сегодняшний день акционерное общество может преобразоваться в следующие организационно-правовые формы: общество с ограниченной ответственностью (ООО), общество с дополнительной ответственностью (ОДО), коммандитное общество (КО), частное предприятие (ЧП), производственный кооператив (ПК).

Преимуществом ЧП являются отсутствие ограничения по количеству участников и требований к размеру установленного капитала и порядку его увеличения/уменьшения. Недостатком – неурегулированность законодательством ключевых положений деятельности ЧП. К тому же АО может преобразоваться в ЧП только до 30 апреля 2011 года.

Наиболее оптимальным вариантом могло бы стать ООО, обеспечивающее:

– ограниченную ответственность участников;

– возможность выхода и исключения из общества;

– возможность ограничения продажи долей третьим лицам и преимущественное право участников на их приобретение;

– четкую и определенную систему управления бизнесом.

Но в то же время максимальное количество участников ООО составляет 10 лиц (и это главная проблема!), и ООО не может иметь единственным участником другое хозяйственное общество с одним участником.

В плане участников более приемлемо выглядит ОДО, не имеющее ограничения относительно их максимального количества. Но при этом на участников ложится дополнительная ответственность своим имуществом. И хотя кратность этой ответственности определяется уставом (может составлять, например, 0,001 %), но все равно вряд ли это поможет привлечь инвестора.

Еще одним перспективным направлением преобразования является КО. Эта организационно-правовая форма решает проблемы «мертвых душ» и «пассивных акционеров» за счет предоставления им статуса вкладчика и не содержит ограничений по максимальному количеству участников. Но при этом она наделяет ответственностью полных участников и обязывает их иметь статус предпринимателя.

Принимая решение о преобразовании, необходимо будет учесть все вышеприведенные риски, а также учесть возможные изменения, предложенные законопроектом № 6216.

Автор: Артур Асанян


Яндекс.Метрика