Welcome visitor you can log in or create an account
A+ A A-

IV Cудебный форум АЮУ: о настоящем и будущем судопроизводства

Поскольку судебные споры составляют немалую часть профессиональной жизни практически любого юриста, неудивительно, что мероприятия, на которых обсуждается текущее состояние и ближайшие перспективы развития судебной практики, неизменно вызывают огромный интерес у профильного сообщества. Одним из таких мероприятия уже традиционной стал IV Судебный форум Ассоциации юристов Украины, состоявшийся 1 – 2 октября.

В ходе двухдневного мероприятия обсуждались как глобальные вопросы вроде грядущей реформы судопроизводства, так и более точечные вопросы, вызывающие на данный момент затруднения у судебных юристов. В настоящем материале мы постараемся осветить наиболее важные доклады и мнения, звучавшие на форуме.

 

Реформа в процессе

Главным спикером на тему планируемой в ближайшее время комплексной реформы судопроизводства выступил заместитель Главы Администрации Президента Алексей Филатов. По его словам, стоит ожидать изменений на всех этапах: от самого начал процесса и до его завершения (то есть до исполнения решений судов). При этом изменения затронут также и адвокатуру – соответствующий законопроект уже в скором времени может поступить в парламент.

В нем, как и прежде, речь будет идти о введении адвокатской монополии на представительство в судах. Кроме того, будет предпринята очередная попытка урегулировать вопросы ответственности адвокатов перед клиентами. Также в центр реформы вынесен вопрос об адекватности судебных расходов и, в частности, недопущении выставления адвокатами явно завышенных гонораров.

Также существенные изменения планируются и в процессуальном законодательстве: ведется разработка проектов новых кодексов, наиболее подробно из которых г-н Филатов осветил новации хозяйственного процесса.

Итак, в хозяйственном процессе планируется расширить способы доказывания (в том числе, детально урегулировать вопросы использования свидетельских показаний), а также предусмотреть более широкий круг возможных способов судебной защиты. Одной из наиболее важных новаций должно стать практическое закрепление принципа "превалирования сути над формой", означающего, что суд будет обязан придавать гораздо больший вес фактическим намерениям и действиям сторон, а не соблюдению ими всех формальных процедур (к примеру, во время заключения сделки).

Немаловажное значение будет уделено вопросам пропорциональности выбранных методов защиты нарушенного права истца и мер судебного воздействия. Одно из центральных мест в этой сфере будет занимать процедура обеспечения иска. Во-первых, планируется ввести институт встречного обеспечения: истец, ходатайствующий, к примеру, об аресте имущества, должен будет депонировать определенную сумму, которая будет направлена на компенсацию потерь противоположной стороны в случае, если наложенный арест в дальнейшем будет признан необоснованным (в том числе, если спор в целом будет проигран истцом). Во-вторых, планируется сузить круг решений, подлежащих обжалованию (ведь не секрет, что на данный момент обжалование определения об обеспечении иска является одной из наиболее распространенных процессуальных диверсий).

Также стоит обратить внимание и на следующую инициативу. В хозяйственном процессе, вполне возможно, будет внедрена обязательная процедура досудебного урегулирования спора с участием суда. В качестве основного варианта такой процедуры рассматривается медиация с участием профессиональных медиаторов, работающих при судах.

Еще один немаловажный аспект реформы судопроизводства – новые правила исполнения судебных решений. Соответствующие законопроекты (№ 2506а, № 2507а, № 2508а) в отличие от упомянутых выше уже в Верховной Раде и даже приняты в первом чтении. Вкратце о них можно сказать следующее: предусматривается появление частных исполнителей, которые будут действовать наряду с государственными, также изменяются сами процедуры исполнительного производства – у исполнителей остается гораздо меньше дискреционных полномочий.

 

О спорах с государством

Кстати, именно проблематика дискреционных полномочий органов власти стала одним из тех вопросов, которые детально рассматривались в рамках секции, посвященной спорам с государством. Александр Кравец, судья Одесского апелляционного административного суда, указал, что проблемы в подобных спорах возникают уже на этапе определения того, может ли то или иное полномочие органа власти либо местного самоуправления считаться дискреционным. Если исходить из классического определения, то таковым может быть лишь полномочие, в рамках осуществления которого у органа есть выбор из двух или более вариантов действий. В то же время остается не решенный окончательно до сих пор вопрос: можно ли считать отвечающим такому определению полномочие, в рамках которого госорган может принять лишь одно из двух решений и, исходя из норм закона, непринятие одного из решений автоматически влечет за собой принятие второго. 

Классический пример подобного полномочия – право органов местного самоуправления выдавать разрешения на разработку проектов землеотвода. У них есть всего два варианта: либо выдать разрешение (причем автоматически, если заявитель подал весь необходимый пакет документов), либо принять решение об отказе в выдаче (если указанное условие не выполнено). На данный момент высшие судебные инстанции еще не сформировали окончательной позиции по вопросу, имеют ли право суды при рассмотрении таких дел выносить решение, обязывающее орган местного самоуправления принять определенное решение.

В свою очередь, Владимир Кравчук, судья Львовского окружного административного суда, член Научно-консультативного совета ВАСУ, в выступлении рассмотрел проблематику споров с государством более широко: с позиции того, что на данный момент можно сделать путем обращения в суд и что необходимо изменить для повышения эффективности административного судопроизводства. В частности, он обратил внимание собравшихся на то, что КАС в действующей редакции фактически позволяет административным судам заниматься правотворчеством. Это следует из ч. 2 ст. 162 КАС, которая дает право судам принять "іншу постанову, яка б гарантувала дотримання і захист прав, свобод, інтересів людини і громадянина, інших суб'єктів у сфері публічно-правових відносин від порушень з боку суб'єктів владних повноважень".

На данный момент суды этой нормой практически не пользуются, что, по мнению г-на Кравчука, абсолютно неправильно и во многих случаях приводит к нарушению прав истца. Поэтому он призвал как судей, так и представителей истцов более активно ее использовать.

Кроме того, в рамках судебной реформы г-н Кравчук считает обязательным ввести в процессуальное законодательство нормы об обязательном вынесении отдельных определений в отношении конкретных чиновников в случаях, когда суд при рассмотрении дела выявил допущенные субъектом властных полномочий нарушения законодательства. Таким образом, по его мнению, будут созданы предпосылки для внедрения персональной ответственности чиновников за свои действия.

Еще одним необходимым элементом назван институт судебного контроля за исполнением решений (в том числе, и за исполнением решений государственными органами). Это должно позволить существенно снизить остроту проблемы с неисполнением решений административных судов.

 

О месте прокуратуры

Достаточно бурную дискуссию вызвали вопросы рассмотрения судами дел с участием органов прокуратуры, действующих в интересах государства. Так, Елена Перцова, руководитель департамента судебной практики Pavlenko Legal Group, обратила внимание на то, что на сегодняшний день сотрудники органов прокуратуры продолжают достаточно широко выступать в хозяйственном и административном процессе, мотивируя это тем, что в том или ином случае не определен орган, ответственный за представительство интересов государства в конкретной сфере. В то же время не может не радовать позиция, занимаемая судьями ВАСУ, которые неоднократно указывали прокурору на необходимость обозначить, какие именно интересы государства нарушены в том или ином случае.

Вместе с тем, по словам судьи ВСУ Олега Кривенды, в ближайшее время можно будет ожидать несколько решений ВСУ, касающихся прав и полномочий прокурора в административном процессе. Так что можно надеяться, что в вопросе того, когда именно прокурор может вступать в судебный процесс "в интересах государства", будет поставлена точка, как это уже было сделано при рассмотрении вопроса о сроке исковой давности в подобных делах.

Это далеко не все темы, рассмотренные в ходе выступлений и дискуссий на форуме. Мы планируем разместить еще ряд материалов, в которых будут намного более детально раскрыты отдельные практические вопросы, ставшие предметом обсуждений.

 

Автор: Иванесса Аленьева


Яндекс.Метрика