Welcome visitor you can log in or create an account
A+ A A-

Параллельная торговля на фармацевтическом рынке Украины

По сложившейся традиции деятельность органов ЕС по контролю над соблюдением антимонопольного законодательства, в основном, заключается в устранении препятствий для осуществления параллельной торговли. Ниже мы рассмотрим, что же это такое и необходим ли аналогичный подход контролирующим органам Украины.

В контексте параллельной торговли основными, как правило, являются следующие аспекты: двойное ценообразование, т. е. установление разных цен для разных стран; ограничение объема поставок – ограничение количества поставляемой продукции в определенную страну, что обеспечивает удовлетворение исключительно местного спроса и препятствует ее перепродаже на территории других государств. 

Оба эти вопроса являются объектами пристального внимания со стороны Еврокомиссии и регулирующих органов государств – членов ЕС. В ходе недавно проводимого им расследования в отношении фармацевтического сектора Антимонопольный комитет Украины также, в частности, поднял вопрос параллельной реализации продукции, указывая на них то в контексте согласованных действий участников рынка (преимущественно производителя и локального дистрибьютора), то в качестве действий предприятий-монополистов. 

Причины, по которым регулирующие органы ЕС осуществляют мониторинг и борьбу с подобными явлениями, понятны, ведь их цель – обеспечение конкуренции в рамках единого рынка ЕС, т. е. свободного движения товаров и их беспрепятственного выхода на рынок других государств – членов Евросоюза, но давайте обсудим, каким образом данная концепция применима к рынку Украины и на что в связи с этим распространяется компетенция украинского регулятора.

Прежде чем переходить к более подробному анализу данной проблематики, рассмотрим концепцию ограничения параллельной торговли, историю ее возникновения, а также ее фактическое воздействие на рынок. 

 

Концепция

Согласно концепции ЕС параллельный импорт представляет собой "продукцию, ввозимую в одно государство – член ЕС из другого и размещаемую на рынке государства-импортера без использования официальных каналов производителя или его лицензированных дистрибьюторов. Параллельный импорт, как правило, имеет место в тех случаях, когда разница между ценами на аналогичную продукцию в двух государствах – членах ЕС является значительной вследствие реализации национальных нормативно-правовых актов или политики производителей. В результате у субъектов торговой деятельности появляется стимул приобретать продукцию в том государстве – члене ЕС, где цены на нее ниже, а продавать ее там, где цены на нее выше, причем по цене, обеспечивающей прибыльность данной торговой операции" (информационное письмо Европейской Комиссии о параллельном импорте патентованных лекарственных средств).

 

История

История возникновения параллельной торговли также является довольно интересной. Данная концепция впервые появилась на фармацевтическом рынке Европы. Первый лекарственный препарат, ставший объектом параллельной торговли, был ввезен в Нидерланды из Великобритании в 1975 году. Разрешение на реализацию данного препарата было выдано в обеих странах, однако импортер не получил соответствующих регистрационных свидетельств на территории Нидерландов, ведь, по его словам, в их выдаче ему было отказано. Дело было передано в суд, и в итоге Европейский суд вынес решение в пользу импортера, постановив, что ограничение параллельного импорта в пределах единого рынка является недопустимым. Впоследствии Европейская Комиссия приняла специальное постановление, определившее соответствующий порядок реализации продукции в таких случаях. Импортер же открыл небольшое предприятие по перепродаже фармацевтической продукции и вскоре заработал целое состояние, закупая ее по низким ценам в одних странах ЕС и продавая ее в других, но уже дороже. Таким образом, была установлена концепция параллельной торговли.

 

Последствия для рынка

По мнению потребителей, параллельная торговля на фармацевтическом рынке является для них выгодной, т. к. обеспечивает им доступ к более дешевым лекарственным препаратам. Это становится особенно важным в таких малообеспеченных в данном направлении странах, как Украина, где покупка лекарств ложится на плечи самих пациентов. Фармацевтические компании заявляют, что такая политика не несет для них выгоды, поскольку такие средства, полученные в результате параллельных продаж, реинвестируются в разработку новых лекарственных средств, соответственно, имеют преимущества. Вопрос наличия связи между этими двумя факторами, как и обоснованности заявлений о полученных преимуществах для рынка, остается спорным. 

В Украине деятельность большинства фармацевтических компаний сосредоточена исключительно на продажах. Это означает отсутствие каких-либо активов на территории Украины, в связи с чем производственная и научно-исследовательская деятельность преимущественно осуществляется за ее пределами. 

Таким образом, заявления о полученных преимуществах в этой связи в любом случае носили бы опосредованный характер, с другой стороны, потребители в Украине определенно хотят пользоваться новой, усовершенствованной фармацевтической продукцией, появляющейся в результате научно-исследовательских разработок, даже если они проводятся за пределами отечественного рынка. 

По сути, европейский регулятор выступает против ограничения параллельной торговли по той причине, что данная концепция может привести к сегментации рынка и ограничению конкуренции в рамках единого рынка. 

Можем ли мы таким образом предположить, что введение ограничений для параллельной торговли будет уместно только в отношении единого рынка? Но тогда насколько они будут применимы к Украине, которая еще не является частью единого рынка ЕС, но стремится к тесному сотрудничеству с европейскими партнерами?

С целью определения того, как данная концепция будет работать за пределами рынка ЕС, мы рассмотрим, каким образом этот вопрос рассматривается на примере Швейцарии и ЕС. Такой анализ актуален в том смысле, что Швейцария не является частью рынка ЕС, а граничит с ЕС так же, как и Украина. При этом разница между Швейцарией и Украиной в этом контексте определенно существует, ведь Швейцария входит в ЕЭП, что подразумевает более тесное взаимодействие между внутренним рынком Швейцарии и рынком ЕС.

Наиболее показательным примером является дело Gaba International AG. В 2009 г. Комиссия по вопросам конкуренции Швейцарии наложила штраф в размере почти 5 миллионов швейцарских франков на Gaba International AG, компанию – производителя зубной пасты, в связи с запретом на экспорт, установленным этой компанией в отношении ее лицензиата в Австрии. Основанием для такого штрафа послужило то, что в результате указанного запрета участники швейцарского рынка лишились возможности покупать товары Gaba International AG на австрийском рынке. 

Комиссия по вопросам конкуренции Швейцарии посчитала такой запрет незаконным ввиду того, что швейцарский рынок является, как правило, более дорогим по сравнению с большинством смежных рынков. Соответственно, регулятор планирует увеличить внешние поставки более дешевых товаров на швейцарский рынок. К тому же регулятор признает, что ограничение параллельной торговли допустимо на начальном этапе поступления нового товара на рынок. Ограничение параллельного импорта может допускаться лишь в том случае, если товар защищен патентом. Впрочем, фармацевтическая продукция имеет привилегированное положение из-за неприменения к ней общего подхода к параллельному импорту в результате того, что соответствующее ценообразование регулируется на государственном уровне. Вместе с тем почти вся фармацевтическая продукция защищена патентами, а значит, для нее могут быть допустимыми определенные ограничения параллельного импорта.

Украина пока не входит в единый рынок ЕС. Также необходимо отметить, что ее взаимодействие с ЕС не так тесно, как у Швейцарии с ЕС, однако Украина уверенно идет в этом направлении с целью будущего выхода на такой уровень. Следовательно, вполне закономерно, что у украинских властей может возникнуть желание рассмотреть вопросы параллельного импорта и запретов на экспорт в отношении рынка Украины в целом. 

В то же время власти обычно решают подобные вопросы посредством пересмотра местных украинских дистрибьюторских договоров, в результате чего могут быть установлены запреты на экспорт и прочие аналогичные ограничения для дистрибьюторов в отношении повторной продажи товара за пределы украинского рынка, без дальнейшего глубокого анализа последствий этого для внутреннего рынка и в отсутствие специального законодательства, регулирующего вышеуказанное. 

Так, если начать анализировать последствия ограничений для внутреннего рынка, то такие ограничения могут находиться в компетенции украинского регулятора лишь в том случае, если соответствующий товар можно будет обратно реэкспортировать на украинский рынок. В большинстве случаев это представляется невозможным с экономической и коммерческой точки зрения. Стало быть, стоит ли украинскому регулятору затрагивать данный вопрос таких ограничений? Разве они в основном находятся не за пределами его компетенции? 

При этом очевидно, что приняв во внимание вышеописанное дело в Швейцарии, у украинских властей может возникнуть желание рассмотреть случаи, когда для украинских реселлеров были установлены ограничения на покупку товаров в соседних государствах (противоположные вышеописанному случаи), однако такие случаи скорее редкость на нашем рынке, поскольку многие товары стоят дороже на таких других рынках по сравнению с украинским рынком. 

Если же такой вопрос и будет поставлен, по результатам анализа взаимодействия между ЕС и Швейцарией общий подход к ограничениям параллельного импорта не будет применяться к товарам, защищенным патентом (а патентом защищена многая фармацевтическая продукция, не говоря уже об антимонопольном законодательстве Украины, предусматривающем специальное исключение относительно интеллектуальной собственности, согласно которому допускаются ограничения по территории относительно продукции, защищенной интеллектуальной собственностью). 

В довершение ко всему, цены на фармацевтическую продукцию во многих случаях регулируются государством, поэтому и отношение к ним особое по сравнению с остальными товарами на рынке независимо от вопросов параллельного импорта. 

Итак, стоит ли считать неправомерными такие ограничения, установленные компаниями – производителями фармацевтической продукции для украинских реселлеров, дистрибьюторов, с учетом вышеописанной судебной практики? 

Правительство назвало формирование политики фармацевтического рынка приоритетной задачей Антимонопольного комитета Украины на ближайшую перспективу. Таким образом, вскоре нам станут известны ответы регулятора на вышеуказанные вопросы, в частности, разделяет ли позицию своих предшественников недавно пришедшее к власти в Украине новое руководство регулятора или же продемонстрирует свой собственный подход к такой политике. 

Также следует отметить, что по мере сближения Украины с рынком ЕС возможно изменение подхода к данному вопросу относительно компаний, осуществляющих деятельность на украинском рынке, в связи с постепенным расширением украинского рынка в целом и его интеграцией в единый рынок ЕС. Было бы также хорошо внедрить в Украине большую ясность для рынка в регулировании таких вопросов, пользуясь международной практикой, в частности, делами, описанными выше.

 

Автор: Игорь Веревкин


Яндекс.Метрика