Welcome visitor you can log in or create an account
A+ A A-

Можно ли взыскивать моральный ущерб непосредственно с водителя, ставшего виновником ДТП во время исполнения своих трудовых обязанностей

Казалось бы, в вопросах возмещения морального вреда уже достаточно давно сформулированы основные позиции по вопросам того, кто и в каких случаях ее должен возмещать. В частности, речь идет о ситуации, когда моральный ущерб нанесен действиями сотрудника «при исполнении». ВСУ достаточно давно указал, что в таком случае обязанность компенсировать пострадавшему нанесенный вред возлагается на работодателя виновного работника, взамен чего он получает право регрессных требований к виновнику в рамках, установленных трудовым законодательством (п. 8 постановления Пленума ВСУ № 4 от 31.03.95).

С тех пор, конечно, утекло немало воды. То законодательство, на которое ссылались судьи при формулировании указанной позиции, частично утратило силу. Однако новые нормы в этой части не несут каких-либо кардинальных изменений, и поэтому пересматривать свое мнение у судей ВСУ оснований не было.

Что, впрочем, не мешает судьям других судов порой выносить иные решения. Одно из таких решений стало поводом для оживленной дискуссии на портале Право Украины. Речь идет о решении Шевченковского райсуда г. Киева от 21.05.2013 по делу № 2-12444/11.

С первого взгляда вынесено оно в рамках достаточно типового дела о ДТП, в котором пострадавшая сторона (пассажир автобуса) выдвинула к виновнику аварии (водителю автобуса), в том числе, требование о возмещении морального ущерба. Все бы ничего, но виновник за рулем пребывал в качестве работника предприятия, которому и принадлежит автобус.

При рассмотрении дела суд учел этот момент при решении вопроса о выплате компенсации за нанесенный материальный ущерб (расходы на приобретение лекарств и усиленного питания в период выздоровления пострадавшего). Данные суммы были взысканы с работодателя – владельца транспортного средства.

А вот в вопросе о выплате компенсации за моральный ущерб вердикт суда был иным. Данная обязанность была возложена именно на водителя, а не его работодателя. Кроме того, к делу в качестве еще одного ответчика привлекалась страховая компания, с которой работодатель заключил договор страхования пассажиров от несчастных случаев на транспорте, но этой стороне вообще удалось выйти из ситуации без потерь.

Этот вывод и стал предметом для тщательного исследования на портале.

Позиция 1. Вывод суда стоит подвергнуть сомнению, поскольку ст. 1172 Гражданского кодекса не ограничивает ответственности работодателя только материальным ущербом. К примеру, в определении ВССУ от 05.06.2013 по делу № 6-12182св13 поддержана позиция постановления Пленума ВСУ № 4 от 31.03.95 и обязанность возместить моральный вред возложена на работодателя виновника ДТП.

Кроме того, не понятны основания, на которых от обязанности выплатить компенсацию (хотя бы частично, в рамках Закона «Об обязательном страховании гражданско-правовой ответственности владельцев наземных транспортных средств»).

Замечание к позиции 1: В части претензий к страховой компании определяющим является тот момент, исполнял ли надлежащим образом истец (либо иное лицо, на которое эти обязанности возложены договором) обязанности, связанные с извещением о наступлении страхового случая и получением страхового возмещения.

Позиция 2. В данной ситуации суд, видимо, руководствовался п. 11 постановления Пленума ВССУ № 4 от 01.03.2013. В нем сделан вывод о праве истца предъявлять иск непосредственно виновному, а не его работодателю, исходя из того, что работодатель все равно получает после выплаты возмещения право регресса на основании ст. 1191 Гражданского кодекса. Поэтому решение суда стоит признать правомерным.

Мнение юристов проекта: Внимательно рассмотрим нормы Гражданского кодекса, регулирующие правила возмещения ущерба. По общему правилу (ст. 1166 и 1167 ГК) как материальный, так и моральный вред возмещается тем лицом, действиями, решениями или бездеятельностью которого нанесен вред. При этом речь идет прежде всего о неправомерных виновных действиях (бездействии) лица, нанесшего вред.

Однако дальнейшие статьи предусматривают целый ряд исключений из этого правила. В частности, ст. 1172 ГК предусматривает обязанность работодателя возместить вред, нанесенный его работником во время исполнения своих трудовых обязанностей. При этом в указанной статье нет оговорки, что речь идет только о материальном или моральном вреде, то есть данная норма распространяется на все виды вреда, нанесенные действиями работника.

Таким образом, можно констатировать, что нормы ст. 1172 ГК являются специальными по отношению к ст. 1166 и 1167 ГК. То есть моральный ущерб, нанесенный действиями работника во время исполнения его трудовых обязанностей, должен возмещаться работодателем, который после этого в силу ст. 1191 ГК получает право регресса к своему работнику.

Именно эта позиция отражена в п. 8 постановления Пленума ВСУ № 4 от 31.03.95. Она получена в рамках формального подхода к толкованию норм законодательства и полностью правильна в рамках такого подхода.

Но в нашей стране суд не ограничен в подходах к толкованию закона. Поэтому стоит рассмотреть нормы и с других сторон. Основной смысл нормы ст. 1172 ГК – обеспечить выплату компенсации пострадавшему (исходя из того, что у работодателя, как правило, имеется больше имущества, нежели у работника, и, следовательно, выше вероятность, что таким образом удастся полностью взыскать компенсацию). Однако в данной ситуации, как сообщил на портале автор темы, работодателем выступает предприятие с уставным капиталом в 1000 гривен и минимумом имущества. Поэтому суд в интересах пострадавшего постановил взыскать моральный ущерб непосредственно с виновного.

И такая позиция полностью укладывается в рамки п. 11 постановления Пленума ВССУ № 4 от 01.03.2013. Поскольку в данном случае вред совершен в результате совершения виновным лицом преступления (то есть согласно нормам ст. 134 КЗоТ предприятие получает право регресса в полном объеме причиненных действиями водителя убытков), по мнению ВССУ, пострадавший имеет право выбора, к кому подавать иск: к работодателю или к работнику. Таким образом устраняется «лишнее» звено в цепочке возмещения нанесенного ущерба.

Но с таким выводом ВCСУ хочется поспорить. Ведь возмещение вреда пострадавшему – это чистой воды гражданско-правовые отношения. А вот регресс со стороны работодателя к работнику уже стоит отнести к трудовым правоотношениям. Таким образом, ВССУ фактически пошел на смешение разных по своей природе правоотношений.

Так что без решения ВСУ по результатам рассмотрения дела в связи с неодинаковым применением норм материального права судами кассационной инстанции не разобраться. Единственное исключение возможно, если ставшее предметом обсуждения на портале решение Шевченковского райсуда г. Киева от 21.05.2013 по делу № 2-12444/11 будет отменено апелляционным судом либо ВССУ.

 

ВЫВОД:

На данный момент в постановлениях пленумов ВСУ и ВССУ имеются разночтение относительно порядка возмещения вреда, нанесенного водителем при исполнении своих трудовых обязанностей.

ВСУ указывает, что такой вред, безусловно, возмещается пострадавшему работодателем виновного.

ВССУ же считает, что в случае, если в результате такого возмещения работодатель может приобрести право регресса в полном объеме выплаченной компенсации, то пострадавший может предъявлять иск и непосредственно к работнику без привлечения работодателя.

Это приводит к тому, что на данный момент уже возникла неоднозначная практика в судах первой инстанции. Если она перенесется и на более высокие суды, то разрешить ее сможет лишь ВСУ.

 

Автор: Андрей Иванов


Яндекс.Метрика