Welcome visitor you can log in or create an account
A+ A A-

Свидетели в договоре займа: когда свидетели могут подтвердить наличие или отсутствие обязательства по договору займа

Одна из свежих тем на портале Право Украины затрагивает вопрос, касающийся не только каждого юриста, работающего с документами, но и любого человека, который свои определенные обязательства закрепляет документально. Этот вопрос относится к правильности составления таких документов, что порой имеет очень большое значение, если с исполнением документально подтвержденного обязательства в будущем возникают трудности. Речь идет, к примеру, о долговой расписке, которая и стала большим поводом для беспокойства инициатора упомянутого обсуждения.

Обстоятельства, описанные автором темы, заключаются в устном договоре займа денег между двумя физическими лицами и оформлении долговой расписки, согласно которой кредитор передал должнику определенную сумму денежных средств. При этом расписка оформлена так, что в ней указаны ФИО и адрес должника, однако информация о кредиторе ограничивается лишь его фамилией.

Через некоторое время должник получил исковое заявление о взыскании с него задолженности по указанному договору займа. При этом истцом по данному иску выступил не реальный кредитор, а его однофамилец, не имеющий никакого отношения к данному договору, но каким-то образом заполучивший оригинал долговой расписки. В связи с этим автор темы опасается того, что в данном случае может иметь место мошенничество с его распиской, ведь таким образом к нему могут предъявить претензии и другие однофамильцы. Ситуацию усугубляет то, что в данный момент найти реального кредитора невозможно (как считает автор темы).

Учитывая такую фабулу, автор темы интересуется советом пользователей о том, какую ему следует занять правовую позицию в суде, чтобы выиграть данный спор. Высказанные мысли по этому поводу можно сформулировать следующим образом.

Позиция 1. Расписку суд должен признать недействительной по той причине, что она составлена с нарушением формы: имя в данном случае должно состоять из фамилии, собственного имени и отчества (ч. 1 ст. 28 Гражданского кодекса). К тому же кредитору необходимо будет доказать, что он является именно тем, за кого себя принимает (а это будет крайне проблематично), в том числе доказать свою дееспособность в момент совершения данной сделки.

То есть в удовлетворении иска очевидно будет отказано, ведь в данном случае невозможно доказать факт заключения договора займа между должником и истцом, так как указанное имя в расписке не дает возможность идентифицировать кредитора.

Позиция 2. «Настоящим» кредитором является тот, у которого находится расписка. Ведь в расписке указана фамилия истца, обладающего оригиналом расписки. Это снимает необходимость дополнительных доказательств. Со стороны ответчика могут лишь звучать ничем не подтвержденные аргументы (а свидетели здесь никак не помогут в силу положений ст. 1051 ГК). Потому такой иск не имеет благополучных перспектив.

Мнение юристов проекта: В данной ситуации псевдокредитор воспользовался двумя факторами, играющими ключевую роль для взыскания с должника суммы долга, указанной в расписке. Речь идет о неточном указании заимодателя в расписке и наличии этого документа у истца. Исходя из этого, ответчику необходимо предпринять попытку «защититься» от такого иска путем поиска контраргументов, применимых к указанным обстоятельствам.

Как видно из сути данного дела, стороны заключили устный договор займа, подтверждением которого служит расписка, которая сама по себе еще не является письменной формой сделки. Эту точку зрения подтверждает и научное толкование положений ГК, касающихся расписки как подтверждения долгового обязательства. Соответственно, в данном случае не применимо положение ст. 1051 ГК о том, что отсутствие передачи денег истцом ответчику нельзя подтверждать с помощью свидетелей. Ведь в этой правовой норме идет речь о договорах займа, которые должны заключаться в письменной форме. Однако ответчик заключил с реальным кредитором устный договор займа, факт которого может подтверждаться показаниями свидетелей. Это особенно важно, ведь автор темы указал, что подтвердить то, что расписка по данному делу не касается истца, может свидетель. К тому же свидетельские показания могут помочь суду дать верную оценку обстоятельствам дела, учитывая слишком неконкретное обозначение заимодателя в расписке.

К тому же в данном случае речь идет не о подтверждении передачи денег истцом ответчику, а о факте заключения договора между ответчиком и другим лицом, а не с истцом. То есть свидетель в данном случае должен подтвердить не безденежность договора займа, а отсутствие факта его заключения между истцом и ответчиком. При этом в данном случае не должна быть применена ч. 2 ст. 218 ГК, определяющая запрет на свидетельское подтверждение факта заключения или отсутствия заключения сделки. Ведь ст. 218 ГК является общей нормой по отношению к ст. 1051 ГК, регулирующей сугубо заемные правоотношения (то есть являющейся специальной нормой). Таким образом, в данном случае ГК предусмотрел исключение из общего правила, предполагающее возможность свидетельских подтверждений относительно устных договоров займа. Эту позицию подтверждает и ч. 2 п. 12 постановления Пленума ВСУ «О судебной практике рассмотрения гражданских дел о признании сделок недействительными», где сделано замечание о том, что случаи, когда показания свидетелей допускаются как средство доказывания факта совершения сделки, в ГК указаны прямо.

Соответственно, при наличии доказательства того, что между ответчиком и истцом договор займа не был заключен, наличие у последнего оригинала расписки не будет иметь никакого значения. Ведь для правомерности требований по рассматриваемому договору займа к истцу должно было перейти право кредитора в порядке, предусмотренном законодательством. Однако, как видно из сути обсуждения, истец хоть и является однофамильцем кредитора, однако он не является его правопреемником. Исходя из этого, следует признать, что истец не обладает правом требования к ответчику в рамках данных исковых требований, что должно стать ключевым основанием для отказа в удовлетворении иска.

Более того, оригинал долговой расписки может стать уже не поводом для неправомерного обогащения истца, а его проблемой. Ведь если решение об отказе в удовлетворении иска по указанным выше обстоятельствам вступит в силу, в действиях истца может усматриваться попытка мошенничества.

 

ВЫВОД:

Несмотря на преимущественно пессимистический взгляд участников обсуждения на перспективы автора темы выиграть данный спор, в данном случае не все так безнадежно. В арсенале ответчика могут быть показания свидетеля (ведь, как видно из обстоятельств дела, на данную ситуацию правило о недопустимости вербальных доказательств не распространяется). Потому говорить о заведомо проигрышном для должника характере этого дела еще рано. Все будет зависеть от наличия у ответчика доказательств и их оценки судом.

 

Автор: Анастасия Вольная


Яндекс.Метрика