Welcome visitor you can log in or create an account
A+ A A-

Признание сделки притворной в части одной из сторон: как признать сделку притворной

По умолчанию стороной договора является лицо, указанное в качестве таковой в самом тексте договора и, как правило, подписавшее его. Но иногда случается так, что стороной договора указано одно лицо, но фактически его стороной является другое лицо, совершающее все действия, необходимые для его заключения и исполнения. Правовые последствия заключения такого договора законодательством не определены, но во многих случаях такие договоры пытаются признать притворными. О том, насколько правильным и перспективным является такой способ защиты прав и интересов лица, которое на самом деле заключало и исполняло договор, дискутировали на портале Право Украины.

Позиция 1. Договор, заключенный не тем лицом, которое является его стороной, является притворным в части этой стороны, поскольку:

– текстуально норма ст. 235 ГК была сформулирована уже, чем ее полное содержание, а значит, есть необходимость в расширительном толковании. Упоминание в тексте нормы тех самых сторон вызвано тем, что при формулировании нормы законодатель представлял себе наиболее распространенные ситуации (когда расхождения между реальным и притворным содержанием сделок не связаны с личностью совершивших их сторон);

– для правопорядка одинаково неприемлемы как ситуации, когда лица заключают между собой договор купли-продажи, но выдают его за дарение, так и ситуации, когда условные Иванов и Петров заключают между собой договор, но делают вид, будто договор заключен между Ивановым и Сидоровым;

– закон должен регулировать реальные отношения, а не те, по которым есть лишь видимость их наличия. Именно в этом и заключается идея, заложенная в статьях 234 и 235 ГК. Эта идея обуславливает цель норм – не допустить создания правовых последствий по тем отношениям, которые на самом деле не имели место, а создавать правовые последствия по реальным отношениям сторон;

– распространенная практика судов о «признании договора недействительным в части одной из сторон», по сути, и является применением нормы о притворных сделках;

– в этих случаях у участников сделки была лишь одна сделка – между собой. Третье лицо они привлекли для притворства. Это лицо на самом деле участником сделки не было;

– договор может быть притворным в какой-то части. Если та часть договора, которую в действительности имели в виду стороны, закону не противоречит, то просто будут применяться последствия договора, заключенного сторонами на самом деле;

– постановлением от 16.01.2012 года ВСУ отказал в пересмотре решения ВССУ, которым было оставлено в силе решение апелляционной инстанции о признании договора купли-продажи квартиры притворным с момента заключения в части покупателя и признании истца покупателем по этому договору.

Позиция 2. Договор не может быть признан притворным в части одной из сторон. Но он может быть признан недействительным, поскольку:

– по мнению Пленума ВСУ, ч. 2 ст. 58 ГК УССР (аналог нынешней ст. 235 ГК) необходимо понимать таким образом, что участниками (субъектами) притворной и скрытой сделки (той, которую стороны имели в виду) могут быть только одни и те же, а не третьи лица;

– если суд признает сделку притворной, то это будет лишь означать, что правоотношения между сторонами должны регулироваться нормами той сделки, которая была скрыта. К примеру, если будет установлено, что вместо договора дарения стороны заключили договор купли-продажи, то это значит, что правоотношения между сторонами должны регулироваться нормами договора купли-продажи;

– в таких случаях две стороны на самом деле договорились о правах и обязанностях третьего лица;

– договор не может быть действительным при отсутствии воли у одной из сторон;

– внесение в договор условий, не отражающих действительную волю и волеизъявление сторон, является неправомерным, а следовательно, такой договор должен признаваться недействительным;

– ВСУ определением от 05.10.2011 и ВССУ определениями от 27.06.2012, от 14.11.2012 и 24.04.2013 отменяли решения судов нижестоящих инстанций о признании договоров притворными в части одной из сторон.

Мнение юристов проекта: Признание договора, заключенного подставным лицом, притворным сопряжено с рядом трудностей, вызванных существующим в законодательстве подходом к определению сути притворного договора и правовых последствий его заключения. Согласно ст. 235 ГК притворной является лишь та сделка, которая совершена ее сторонами для прикрытия иной сделки, совершенной на самом деле.

То есть для признания сделки притворной она должна иметь дефект содержания: формально зафиксированные права и обязанности сторон в такой сделке не отвечают тем правам и обязанностям, о которых стороны на самом деле договорились. Сделки, совершенные с прикрытием истинной стороны и, таким образом, имеющие субъектный дефект, законодатель не относит к категории притворных, и потому основания для расширенного толкования норм ст. 235 ГК отсутствуют.

Как отмечают суды (в первую очередь ВССУ) в решениях, изложенных в Позиции 2, а также во многих других решениях по этому вопросу, при притворной сделке обе стороны сознательно, с определенной целью, документально оформляют одну сделку, но на самом деле между ними устанавливаются другие правоотношения. Поэтому для признания сделки притворной необходимо, чтобы обе стороны договора действовали сознательно для достижения какой-либо личной пользы, их действия должны быть направлены на достижения иных правовых последствий и скрывать иную волю участников договора. Намерения одной стороны заключить притворный договор при этом недостаточно.

Соответственно, нельзя признать притворной сделку, при заключении которой у сторон отсутствует цель скрыть свою истинную волю, а есть лишь цель скрыть одну из сторон этой сделки.

Помимо того, суды справедливо обращают внимание на то, что в ст. 235 ГК не предусмотрено возможности применения иных правовых последствий, кроме распространения на правоотношения сторон норм, регулирующих притворную сделку. Поэтому даже если допустить, что договор, заключенный с сокрытием его настоящей стороны, является притворной сделкой, признать его недействительным, в том числе в части субъекта, не представляется возможным.

В связи с этим, возможно, более правильным в таких ситуациях будет подача исков не о признании сделки притворной и/или недействительной в части сторон, а о переводе прав и обязанностей стороны договора с лица, формально заключившего сделку, на лицо, которое на самом деле установило соответствующие правоотношения.

Правда, относительно беспроблемно можно перевести на истинное лицо разве что права кредитора, полученные подставным лицом в соответствующем обязательстве. Правовым основанием для предъявления подобных требований может служить п. 4 ч. 1 ст. 512 ГК, предусматривающий возможность замены кредитора в обязательстве вследствие выполнения обязанности должника третьим лицом.

Например, если реальный покупатель вещи докажет, что именно он за свои личные средства выполнил обязательства подставного лица по уплате стоимости этой вещи, то он сможет получить права кредитора в обязательстве продажи и, соответственно, требовать от подставного лица возврата соответствующей суммы. Это если толковать положения п. 4 ч. 1 ст. 512 ГК ограничено, распространяя их только на отдельное обязательство, возникающее из договора купли-продажи. Если же подходить к его толкованию более расширено, то к лицу, фактически выполнившему обязательства вместо должника, должны перейти все права покупателя, в том числе право на получение приобретенной вещи в собственность.

Впрочем, такой способ защиты прав истинной стороны договора пока не пользуется популярностью на практике, а следовательно, требует дополнительной проверки на практике.

 

ВЫВОД:

Попытки признания договоров, заключенных подставными лицами, притворными и в связи с этим недействительными в части одной из сторон наталкиваются на непринятие со стороны судов кассационной инстанции. Ведь законодательство определяет совсем иные основания для признания договоров притворными и совсем иные последствия такого признания. Поэтому лицам, которые на самом деле заключили соответствующие договоры, стоит искать иные способы защиты своих прав. Одним из таких способов могут стать иски о переводе на лицо, фактически являющееся стороной договора, прав соответствующей стороны договора. Основанием для таких требований будет то обстоятельство, что именно это лицо выполнило все обязательства, возложенные на номинального должника по этому договору.

 

Автор: Кирило Бондаренко


Яндекс.Метрика