Welcome visitor you can log in or create an account
A+ A A-

Границы гражданско-правовой ответственности за нарушения договорных обязательств в законодательстве и судебной практике

Вопрос юридической ответственности сторон за допущенные нарушения заключенных между ними договоров под тем или иным углом обозрения всегда были предметом судебного исследования, что обусловило их неизменную актуальность и практическое значение. 

Правовое регулирование института гражданско-правовой ответственности за нарушения условий договора, как разновидности обязательства, осуществляется нормами главы 51 Гражданского кодекса Украины (далее – ГК Украины) под названием "Правовые последствия нарушения обязательства. Ответственность за нарушения обязательства" (статьи 610 – 625). Нарушением обязательства согласно гражданскому законодательству является его невыполнение или выполнение с нарушением условий, определенных содержанием обязательства (ненадлежащее выполнение). В случае нарушения обязательства наступают правовые последствия, установленные договором или законом, в частности: 1) прекращение обязательства вследствие одностороннего отказа от обязательства, если это установлено договором или законом, или расторжение договора; 2) изменение условий обязательства;  3) уплата неустойки; 4) возмещение убытков и морального вреда.

Вместе с тем о возможности наступления для стороны, допустившей нарушение договора, определенных правовых последствий (в виде ответственности) в зависимости от их установления в договоре или в законе речь идет почти в двух третях статей (частей статей) главы 51 ГК Украины. Приведенное дает основания утверждать, что буквальным содержанием и своей сутью большинство норм ГК Украины об ответственности за нарушение договора наделяют сторон широкой автономией свободы по установлению видов и форм такой ответственности при заключении соответствующего договора, что дает основания говорить о диспозитивности в правовом регулировании договорной ответственности как таковой. 

В пользу диспозитивности правового регулирования договорной ответственности свидетельствуют следующие нормы гражданского законодательства. Так, в ч. 1 ст. 611 ГК Украины, регулирующей правовые последствия нарушения обязательства, указано, что в случае такого нарушения наступают правовые последствия, установленные договором или законом. Указанная норма корреспондирует с положениями ч. 2 ст. 16 ГК Украины, в которых закреплен принцип неисчерпаемости способов защиты гражданских прав и интересов, где указано, что суд может защитить гражданское право или интерес другим способом, установленным договором или законом. В свою очередь, использованная законодателем терминологическая конструкция "установленные договором" и "установленный договором" логически отсылает к стадии заключения договора, которой предшествуют взаимоотношения сторон по определению его содержания (условий). 

Как известно, среди общих принципов гражданского законодательства, которыми участники гражданских отношений руководствуются при установлении договорных обязательств, закреплен принцип свободы договора, согласно которому стороны являются свободными в заключении договора, выборе контрагента и определении условий договора с учетом требований Гражданского кодекса, других актов гражданского законодательства, обычаев делового оборота, требований разумности и справедливости (ч. 1 ст. 627 ГК Украины).

В соответствии с ч. 1 ст. 628 ГК Украины содержание договора составляют условия (пункты), определенные по усмотрению сторон и согласованные ими, и условия, являющиеся обязательными согласно актам гражданского законодательства. 

Таким образом, именно свобода договора предоставляет сторонам возможность устанавливать в будущем обязательстве индивидуальную систему договорной ответственности, направленную на обеспечение наиболее эффективной защиты их гражданских прав и интересов. Однако вопреки общей полезности и незаурядной распространенности свободы договора при определении содержания обязательства, в том числе в части установления договорной ответственности, неоднозначными и дискуссионными в правоприменимой ответственности являются вопросы о ее границах. 

Практике известны многочисленные случаи, когда в содержание договора, предметом которого являются выполнения денежного обязательства, по инициативе кредитора включались условия, устанавливающие запрет должнику вступать в подобные правоотношения с третьими лицами. 

Понятно, что такие условия направлены на защиту интересов кредитора, которые состоят в надлежащем выполнении должником взятых на себя имущественных обязательств путем предотвращения увеличения его имущественной ответственности перед третьими лицами – кредиторами, с которыми должник может заключить подобные договоры. Интересными с практической точки зрения являются последствия нарушения должником таких условий договора, форм и границ его ответственности за осуществленное нарушение и возможности влияния такой ответственности на обязательственное правоотношение должника с третьими лицами. 

Из содержания норм ГК Украины об ответственности за нарушения договора усматривается, что на сторону, допустившую нарушение его условий, может быть возложена ответственность: а) установленная законом (ст. 611 ГК Украины); или б) предусмотренная сторонами в договоре при формировании его содержания. При этом в последнем случае условия договора об ответственности, согласно требованиям ч. 3 ст. 509 ГК Украины, должны основываться на началах добросовестности, разумности и справедливости.

Что касается возможного влияния последствий нарушения условий одного договора на действие прав и обязанностей, возникших из другого договора, в которых должником является одно и то же лицо, то, на первый взгляд, ответ на этот вопрос содержится в нормах об имущественной самостоятельности участников гражданских отношений (ч. 1 ст. 1 ГК Украины) и положениях гражданского законодательства, согласно которым выполнение гражданских обязанностей обеспечивается средствами поощрения и ответственностью, установленными договором или актом гражданского законодательства. Обязательство не создает обязанности для третьего лица (ч. 3 ст. 14 и ч. 1 ст. 511 ГК Украины). Однако хозяйственному судопроизводству известны и определенные исключения из этих правила. 

Ярким примером такого исключения являются судебные решения по хозяйственному делу № 5015/1912/12, в котором судами установлены следующие обстоятельства. 

"21.05.2007 года между Компанией-1, как заимодателем, и ООО-2, как заемщиком, заключен договор займа № 1/21-05, по которому заимодатель обязался предоставить заемщику в пользование средства возобновляемой кредитной линии с лимитом задолженности в размере, не превышающем 100 000 000 долл. США. 

05.06.2007 года с целью обеспечения выполнения ООО-2 как должником своих обязанностей по договору займа № 1/21-05 заключен договор поручительства, по которому ООО-3 как поручитель поручилось перед Компанией-1 за выполнение обязанности должника – ООО-2. Условиями пп. 3.5 – 3.6 договора поручительства был предусмотрен запрет поручителю – ООО-3 (должнику договора поручительства) заключать другие договоры поручительства с третьими лицами или гарантировать выполнение обязательств третьих лиц.

Немного позже, 27.03.2008 года между ООО-4, как лизингодателем, и ООО-5, как лизингополучателем, заключен договор финансового лизинга № 023-03/2008-С, в обеспечение выполнения которого в этот же день – 27.03.2008 года – заключен трехсторонний договор поручительства, по условиям которого ООО-3 в полном объеме поручилось перед лизингодателем за надлежащее выполнение обязательств лизингополучателя по уплате лизинговых платежей. 

ООО-2 обратилось в хозяйственный суд Львовской области с иском против ООО-3, ООО-5 и ООО-4 о признании недействительным трехстороннего договора поручительства от 27.03.2008 года, заключенного ответчиками. К основаниям недействительности обжалованного договора поручительства истец отнес его заключение в нарушение условий другого договора поручительства от 05.06.2007 года (пп. 3.5 – 3.6 договора). На этих основаниях просил иск удовлетворить". 

Решением хозяйственного суда Львовской области от 27.06.2012 года по вышеупомянутому делу иск удовлетворен. В мотивировочной части решения суда первой инстанции среди оснований для удовлетворения иска указано следующее: "Из содержания договора поручительства от 05.06.2007 г. усматривается обязанность поручителя не заключать другие договоры поручительства с третьими лицами или гарантировать выполнение обязательств третьих лиц… Невыполнением указанных положений допущено нарушение общих принципов гражданского законодательства и, соответственно, моральных принципов общества, в т. ч. тех, которые нашли свое закрепление в нормах законодательства относительно обязательности выполнения своих обязательств. Указанное является основанием, предусмотренным в ч. 1 ст. 203 ГК Украины, для признания обжалованного договора поручительства от 27.03.2008 г. недействительным". Судебные коллегии Львовского апелляционного хозяйственного суда и Высшего хозяйственного суда Украины согласились с приведенными выводами суда первой инстанции и своими постановлениями от 24.09.2012 года и от 11.02.2013 года по делу № 5015/1912/12 решение хозяйственного суда Львовской области от 27.06.2012 года оставили без изменений.

Не удаваясь в оценку обоснованности судебных решений по хозяйственному делу № 5015/1912/12, анализ их соответствия нормам материального и процессуального права, отметим лишь следующее. 

Границы осуществления гражданских прав императивно определены в ст. 13 ГК Украины, нормы пп. 1 - 2 которой твердят, что гражданские права лицо осуществляет в пределах, предоставленных ему договором или актами гражданского законодательства, и при осуществлении этих прав лицо обязано удержаться от действий, которые могли бы нарушить права других лиц. 

Последствия несоблюдения лицом при осуществлении своих прав этих требований предусмотрены ч. 6 ст. 13 ГК Украины, согласно которой суд может обязать его прекратить злоупотребление своими правами, а также применить другие последствия, установленные законом, например, отказать в защите гражданского права и интереса (ч. 3 ст. 16 ГК Украины). 

Очевидным нужно признать и то обстоятельство, что применимое хозяйственными судами при решении дела № 5015/1912/12 толкование последствий заключения одного договора в нарушение условий другого, как нарушение общих принципов гражданского законодательства, закладывает широкие основания для судейского субъективизма, последствием которого может стать нарушение принципа стабильности договора в качестве основания возникновения гражданских обязательств.

Другие вопросы договорной ответственности и судебной практики их решения будут освещены в следующих публикациях, поскольку многоаспектный характер института гражданско-правовой ответственности, видов и форм ее установления за нарушения договорных обязательств делают невозможным их всестороннее рассмотрение в рамках одной статьи.

 

Автор: Жанна Васильковская


Яндекс.Метрика