Welcome visitor you can log in or create an account
A+ A A-

Права и обязанности поручителя на примерах из судебной практики 2016

Несмотря на то, что к вопросу поручительства (особенно в кредитных правоотношениях) детальное внимание юристов приковано как минимум с 2008 года, практика показывает, что изучены до сих пор далеко еще не все аспекты регулирования этого вида обеспечения обязательств.

В 2016 году был вынесен целый ряд знаковых решений, которые уточняют позиции в отношении некоторых нюансов отношений в "треугольнике" должник – кредитор – поручитель.

Так, в постановлении ВСУ от 07.10.2016 по делу № 6-932цс16 сформулирована позиция относительно получения поручителем прав кредитора в случае частичного погашения им обязательств должника. Ситуация, рассматриваемая судом, заключалась в следующем: поручитель на протяжении достаточно долгого периода времени исполнял обязательства вместо должника, а потом обратился в суд с требованием о признании недействительным договора поручительства и взыскании с должника ранее уплаченных сумм. Последнее требование обосновывалось ссылкой на ст. 556 ГК, поскольку поручитель считал, что к нему перешли права кредитора в части уже исполненных обязательств. С такими доводами согласились и суды.

Однако ВСУ занял противоположную позицию. В своем постановлении он указал, что в данном случае ст. 556 ГК применению не подлежит. Такой вывод обоснован тем, что указанная норма предусматривает переход к поручителю прав кредитора по основному обязательству после исполнения обязательства поручителем. При этом исходя из трактовки термина "исполнение обязательств" можно заключить, что речь идет о полном исполнении обязательства. Следовательно, по мнению ВСУ, в случае частичного исполнения обязательства поручителем к нему не переходят права кредитора по основному обязательству.

Поручителям при принятии решения об исполнении обязательств за должника следует иметь в виду, что ВСУ не считает, что к ним при частичном исполнении обязательств автоматически в силу ст. 556 ГК переходят права кредитора. Поэтому желательно либо урегулировать этот вопрос отдельным договором, либо искать другие основания для предъявления требований к должнику.

В свою очередь, в деле № 6-438цс16 ключевую роль играл вопрос о моменте предъявления кредитором требования о досрочном исполнении основного обязательства. Фабула дела достаточно стандартна: имеется кредит, обеспеченный поручительством, причем срок действия поручительства четко установлен и соответствует сроку погашения кредита. Также кредитор имеет право требовать досрочной выплаты кредита на протяжении 30 дней с момента получения должником требования (в таком случае согласно условиям договора поручительство прекращается через 3 года с момента предъявления требования). 

Такого требования кредитор не предъявлял, однако предложил должнику заключить допсоглашение о пересмотре процентов по кредиту (и в этом предложении предусмотрел альтернативу – досрочное погашение кредита в 10-дневный срок с момента получения предложения). Именно основываясь на этом предложении, поручитель и требовал признать поручительство прекращенным в связи с истечением предусмотренного договором 3- летнего срока.

ВСУ в своем постановлении от 02.09.2016 поддержал мнение судов предыдущих инстанций о том, что в данном случае поручитель использовал неправильное основание для признания договора поручительства прекращенным. Такой вывод базировался на анализе норм договора кредита и сущности предложения кредитора о заключении допсоглашения. Поскольку последнее содержало альтернативу (либо изменение условий договора, либо досрочное исполнение обязательств), то оно не может рассматриваться как предъявление требования о досрочном исполнении обеспеченного поручительством обязательства. Следовательно, предусмотренный договором поручительства трехлетний срок свое течение не начинал.

В деле № 6-438цс16 более успешной для поручителя была бы попытка признать поручительство прекращенным на основании ч. 1 ст. 559 ГК, поскольку ранее ВСУ неоднократно указывал, что повышение процентной ставки является повышением объема обеспеченных поручительством обязательств.

 

Предложение кредитора, содержащее альтернативу изменить условия основного обязательства либо досрочно его исполнить, не признается ВСУ требованием об исполнении обязательства, от которого начинает отсчитываться срок для прекращения поручительства в связи с непредъявлением требования к поручителю.

В очередной раз эта позиция подтверждена ВСУ в постановлении от 24.06.2016 по делу № 6-701цс16. Однако интересно оно прежде всего другим.

При рассмотрении указанного дела суды разбирались с тем, является ли основанием для применения ч. 1 ст. 559 ГК заключение доп. соглашения между кредитором и должником без согласия поручителя с включением условий, которые предусматривают:

а) выплату дополнительной комиссии должником;

б) изменение метода расчета процентов по договору предоставления кредитной линии.

В отношении комиссии вывод был сделан достаточно просто: поскольку комиссия уплачивается должником непосредственно при заключении допсоглашения, является отдельным обязательством должника (оплатой услуг банка) и не включается в сумму долга, то она никоим образом не влияет на объем обязательств поручителя.

А вот в отношении методики расчета процентов суды указали на необходимость поручителю предоставить доказательства того, что эти изменения привели (либо могут привести) к увеличению суммы обеспеченного поручительством долга. Поскольку в указанном деле поручитель таких доказательств не предоставил, то и соответствующие изменения не могут стать основанием для прекращения поручительства.

При заявлении требования о прекращении обязательства на основании ч. 1 ст. 559 ГК в связи с изменением условий основного договора поручитель должен доказывать, что изменения привели к увеличению объема его обязательств.

 

Автор: Владимир Кузенко

Введите свой вопрос, и получите бесплатно квалифицированную консультацию юриста:



Яндекс.Метрика