Welcome visitor you can log in or create an account
A+ A A-

Право собственности на доказательства в уголовном производстве

Поскольку уголовное производство по Уголовному процессуальному кодексу (далее – УПК) осуществляется в течение крайне непродолжительного, по Л. Н. Гумилеву, линейного и исторического времени, проблема, на которую считает необходимым внимание обратить автор, разумеется, еще «не проникла» в судебную практику.

По мнению пользователя, по всему УПК Украины разбросаны мины замедленного действия, тем более, что у тех, кто применял и «сочинял» «старый УПК» и «старый Закон об адвокатуре», даже и не возникало мыслей о том, что подобная проблема существует (ведь ее «в старые времена» действительно не существовало).

В то же время и УПК Украины, и Закон Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» от 5 июля 2012 года № 5076-VI (далее – Закон 5076) «сделаны», в конечном счете, именно теми, кто не подозревает о наличии такой проблемы, вот и «легли» такие «мины» по всему УПК Украины. И очень нужно, чтобы по В. С. Высоцкому, взяли эти мины умелыми руками и взорвали дальше от людей.

Гражданско-правовое положение защитника относительно клиента в уголовном производстве

Размышления вызваны тем, что ему уже не раз приходилось сталкиваться со случаями («у нас» – реже, у более «капиталистически продвинутых» соседей по бывшему СССР – чаще), когда адвокату приходится откровенно покупать у третьих лиц (разумеется, о коррупции речь не идет) информацию, документы, иное имущество – как доказательства невиновности своего клиента. «Первоначальная» покупка доказательств «и надежнее, и способнее», при наличии таковых у адвоката «продавец» охотнее участвует в закреплении доказательств «конкретными» уголовно-процессуальными способами, – «доктор сыт – и больному легче».

При этом «у них» решен никак не решенный «у нас» вопрос о том, кто является собственником собранных адвокатом доказательств. Вопрос особенно актуален, поскольку «там» раньше (а «на Западе» – намного раньше), чем «у нас», установили, что стороны уголовного производства имеют равные права на сбор доказательств.

Теперь, – и «у нас» стороны равноправны в процессе сбора доказательств (статья 22 УПК и статья 93 УПК). Так кто же – адвокат или клиент – является «у нас» собственником собранных адвокатом доказательств?

Остроты вопросу добавляет и то, что в соответствии с той же статьей 22 УПК доказательства собираются для передачи их суду. Так что вполне резонен вопрос: от чьего имени – от своего или от имени клиента – передаются защитником суду доказательства?

Если «оплатно полученные» адвокатом доказательства, будучи «первоначально» собственностью адвоката, передаются суду адвокатом от имени клиента, то такие доказательства до передачи их суду сначала как-то должны стать собственностью клиента. Но тогда либо у клиента возникает обязанность уплачивать налог с «подарков»-доказательств, либо после третьей продажи клиенту доказательств адвокатская деятельность (как независимая профессиональная деятельность) прекращается и начинается для «бывшего адвоката» самая что ни на есть обычная хозяйственно-предпринимательская деятельность, разумеется, с совсем другим режимом ее регистрации и налогообложения.

А если доказательства являются собственностью клиента, но передаются адвокатом суду от имени адвоката, каким образом адвокату «узаконить» распоряжение собственностью клиента?

В соответствии со статьей 19 Закона 5076 видами адвокатской деятельности являются четко отграниченные друг от друга либо защита прав, свобод и законных интересов подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осужденного, оправданного лица в уголовном криминальном производстве, либо представительство интересов физических и юридических лиц в судах во время осуществления гражданского, хозяйственного, административного и конституционного судопроизводства, а также в других государственных органах, перед физическими и юридическими лицами.

Статья 45 УПК также четко отграничивает защитника как от законного представителя (статья 44 УПК и статья 48 УПК), так и от представителя вообще (параграф 4 УПК).

Ответа на вопрос о том, чьей собственностью – адвоката или клиента – являются собранные (в том числе и «оплатно полученные») адвокатом доказательства и от чьего имени такие доказательства (все доказательства или нет и на чье усмотрение) будут передаваться суду, ни УПК, ни Закон 5076 не содержат.

Ни в УПК, ни в Законе 5076 (особенно в УПК) ответ на такой вопрос искать бессмысленно – «вопросы собственности» решает не УПК, а Гражданский кодекс (ГК), а вопросы регулирования этих кодексов (статья 1 ГК и статья 1 УПК) совершенно разные.

В то же время, особенно исходя из анализа норм УПК, получается так, что собранные адвокатом доказательства являются собственностью именно адвоката и передаваться суду эти самые доказательства будут от имени адвоката и на его, адвоката, усмотрение (быть может, из самых лучших побуждений, чтобы защитить зачастую совершенно деморализованного «органами» клиента «наилучшим образом»).

Подобное положение вещей нетерпимо, тем более, что, как известно, благими намерениями...

Если собранные адвокатом доказательства являются собственностью адвоката, и выполняться требования статьи 290 УПК, и передаваться суду доказательства будут от имени адвоката и на его, адвоката, усмотрение, следовательно, клиент адвоката попадает от адвоката, защитника в уголовном производстве, в полную зависимость.

Ведь если считать, что законодательно установлено, что собранные адвокатом-защитником в уголовном производстве доказательства по собственному усмотрению предоставляются адвокатом прокурору (статья 290 УПК) и/или будут им передаваться суду (статья 22 УПК) опять-таки по его, адвоката, собственному усмотрению (а клиент на все это никак повлиять не имеет ни прав, ни возможностей), то у клиента никаких шансов на свободу или «смягчение участи» нет и быть не может (особенно если адвокат «кое-где у нас порой» действует так, как хотелось бы следователю или прокурору).

И такое фактическое бесправие клиента будет сохраняться до тех пор, пока в УПК и в Законе 5076 не будет установлено, что собранные адвокатом доказательства являются собственностью этого клиента и каким бы то ни было образом распоряжаться этими доказательствами адвокат не имеет права без прямой и недвусмысленно выраженной санкции клиента.

Правда, «некий намек» на то, что собственником добытых адвокатом доказательств является все-таки не адвокат, в УПК есть. Так, в статье 46 УПК установлено, что защитник пользуется процессуальными правами клиента, защиту которого он осуществляет, кроме процессуальных прав, реализация которых не может быть поручена защитнику.

Ну а раз реализация каких бы то ни было прав «может быть поручена», следовательно, результат реализации таких прав (в соответствии с ГК) не может принадлежать «порученцу».

Так что в УПК, увы, однажды упомянуто о «поручении» (то есть употреблен термин из ГК), только вот ответа на поставленные вопросы - это упоминание, разумеется, не дает.

Вместо резюме

Автор убежден, что в УПК и в Законе 5076 должно быть четко установлено следующее.

1) Адвокат, «взявший на себя» защиту своего клиента в уголовном производстве, действует в уголовном производстве от имени и за счет своего клиента.

2) Все любыми способами собранные адвокатом в уголовном производстве в интересах своего клиента доказательства являются собственностью клиента.

3) Адвокат в уголовном производстве имеет право распоряжаться этими доказательствами только в результате прямой и недвусмысленно выраженной санкции клиента (пусть даже такой сакраментальной «санкции», как собственноручно написанные клиентом адвокату поручение и согласие распоряжаться его, клиента, «доказательственной собственностью» на условиях и по усмотрению адвоката).

4) Адвокат, каким бы то ни было образом распорядившийся в уголовном производстве без прямой и недвусмысленно выраженной санкции клиента любым из собранных адвокатом доказательств, являющихся собственностью клиента, немедленно перестает быть адвокатом.

5) Суд не имеет права признавать допустимыми любые доказательства, являющиеся собственностью клиента, переданные суду адвокатом (защитником клиента в уголовном производстве) без прямой и недвусмысленно выраженной санкции клиента, кроме случаев, если такие доказательства подтверждают невиновность подсудимого и/или смягчают участь подсудимого.

 

Автор: Степан Кобзарь


Яндекс.Метрика