Welcome visitor you can log in or create an account
A+ A A-

Преюдиция в уголовном процессе: использование в уголовном процессе преюдиционных решений

Со вступлением в силу нового УПК решения национальных судов, которыми установлено нарушение прав человека и основополагающих свобод, гарантированных Конституцией и ратифицированными международными договорами, получили преюдициальное значение для суда, решающего вопрос о допустимости доказательств. Соответствующие положения были закреплены в ст. 90 УПК, но их значение и возможность применения к конкретной ситуации для многих юристов остаются неясными.

Так, у одного из пользователей портала Право Украины возник ряд вопросов, связанных с использованием стороной обвинения в качестве доказательств вины его подзащитного приговоров, вынесенных в отношении других лиц. Этими приговорами два лица были признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ст. 205 УК (фиктивное предпринимательство). Подзащитный пользователя портала оказывал этим лицам услуги по регистрации предприятий, номинальными директорами которых они были, и потому его также решили привлечь к уголовной ответственности по вышеуказанной статье как пособника и подстрекателя. У пользователя портала есть сомнения как насчет виновности его подзащитного в инкриминированных ему преступлениях, так и в отношении того, что указанные судебные решения могут быть использованы в качестве преюдициальных. Но основная часть обсуждения касалась именно возможности использования приговоров, вынесенных в отношении других лиц, против указанного лица.

Позиция 1. Решения судов, вынесенных в отношении других лиц, не имеют преюдициального значения по отношению к подзащитному участнику портала, поскольку:

– исходя из ст. 90 УПК, решения судов, которыми установлены иные факты (кроме нарушения прав человека и основополагающих свобод), не имеют преюдициального характера и рассматриваются на общих основаниях. То есть установленные этими решениями обстоятельства должны рассматриваться отдельно с предоставлением соответствующих документов и материалов для установления их доказательной силы, подтверждающей вину лица;

– иные судебные решения (не устанавливающие факты нарушения прав человека и основополагающих свобод) вообще не соответствуют допустимости доказательств. При этом такое иное решение может быть надлежащим доказательством (то есть таковым, что прямо или опосредствованно подтверждает существование обстоятельств, подлежащих доказыванию), но недопустимым;

– ст. 90 УПК не определяет преюдициальное решение в качестве основания для освобождения от доказывания. В ней вообще идет речь о допустимости такого доказательства, как решение другого суда, а не о его доказательной силе;

– согласно ч. 2 ст. 23 УПК не могут быть доказательствами сведения, содержащиеся в показаниях, вещах и документах, которые не были предметом непосредственного рассмотрения в суде;

– согласно ч. 2 ст. 87 УПК суд обязан признать существенными нарушениям прав человека и основоположных свобод, в частности, такие деяния, как нарушение прав лица на защиту, нарушение права на перекрестный допрос, получение показаний от свидетеля, который в дальнейшем будет признан подозреваемым или обвиняемым в этом уголовном производстве. Исходя из этого, любые доказательства, которые были установлены в другом уголовном процессе, не могут быть поставлены лицу в вину. Такие доказательства должны быть предъявлены лицу лично, в судебном заседании касающегося его дела, чтобы он мог их изучить, подать относительно них ходатайства, назначить экспертизы, воспользоваться помощью специалиста, устроить перекрестный допрос свидетелей и прочее. Кроме того, получается, что лицу ставят в вину приговор по делу, в котором он проходил свидетелем;

– указанные решения только подтверждают факт признания виновными других лиц, но никоим образом не доказывают вину подзащитного;

– в преюдициальном решении не может быть установлено роли подзащитного по факту преступления. Там может быть установлен факт преступления, а все доказательства, которые доказывают его вину, должны быть исследованы непосредственно в заседании суда;

– такие дела не должны разбиваться на отдельные эпизоды, и отдельно каждый из фигурантов привлекаться, идя в своем деле подсудимым, а в соседнем деле, где привлекается фактически его подельник, – свидетелем.

Позиция 2. Решения судов, вынесенные в отношении других лиц, имеют преюдициальное значение в отношении всех фактов, установленных этими решениями, поскольку:

– преюдиции используются в тех случаях, когда действия лица или фактические обстоятельства, имеющие значение для уголовного производства, были установлены и решены другим судом;

– судебное решение по уголовному делу устанавливает факт виновности или невиновности лица относительно того или иного его действия, и потому исходя из положений ст. 86 УПК любое такое решение является допустимым;

– ст. 90 УПК прямо устанавливает, что при разрешении вопросов о допустимости доказательств решения суда, установившие нарушения прав человека, имеют преюдиционное значение;

– приговор суда – это документ, в котором содержится информация, являющаяся доказательством. Если он был исследован в судебном заседании, то никакого нарушения требований относительно непосредственного исследования доказательств нет;

– далеко не все доказательства собираются, создаются и/или устанавливаются при подозреваемом: большинство следственных действий не требуют его присутствия;

– подзащитный может возражать против свойств приговора суда, вынесенного в отношении другого лица, как доказательства его вины в части его допустимости и принадлежности к делу, но на общих основаниях;

– факты, изложенные в других судебных решениях, были исследованы непосредственно в ходе рассмотрения соответствующих уголовных дел, и решение суда является результатом этого исследования;

– солидарный судья наверняка будет учитывать мнение своего коллеги, а потому такое доказательство, как судебное решение, будет рассматриваться им как неоспоримое.

Мнение юристов проекта: Как отмечено в научно-практическом комментарии к ст. 90 УПК, преюдиция производна от презумпции истинности приговора и означает обязательность решения одного суда для другого 1. Поэтому если действия или фактические обстоятельства, имеющие значение для уголовного судопроизводства, были установлены и решены одним судом, то они не могут иначе устанавливаться или решаться другим судом. К примеру, если одним судом было установлено факт того, что преступление было совершено, то другой суд той же инстанции при рассмотрении другого дела не может прийти к выводу, что преступления на самом деле вообще не было.

Преюдиция также означает, что доказательства, которые обосновывают нарушение прав человека или основоположных свобод в ранее вынесенных решениях судов, включаются в процедуру дальнейших производств, то есть не подлежат повторному исследованию 2. Доказательства, на основании которых были приняты предыдущие судебные решения (заключения экспертиз, показания свидетелей, обвиняемого и прочее), не могут ставиться под сомнение, поскольку считаются проверенными предыдущим судом. Требование о непосредственном исследовании в судебном заседании всех доказательств в этом случае касается только исследования предыдущего решения как бесспорного доказательства изложенных в нем фактов. Возможность же ведения перекрестного допроса в этом случае отсутствует.

Указанный подход к преюдиции в уголовном процессе уже работает на практике. К примеру, в постановлении Ворошиловского райсуда Донецкой области от 23.04.2013 г. № 255/3510/13-к прямо указано, что факты, установленные предыдущими решениями судов, дополнительному доказыванию не подлежат и имеют преюдициальное значение. Это же указано в определении апелляционного суда Запорожской области от 24.07.2013 г. № 11-кп-323/13 применительно к решениям о привлечении лица к административной ответственности, которые для уголовного процесса также имеют преюдициальное значение.

Исходя из этого, доказывать недопустимость таких доказательств, как судебные приговоры, оспаривать установленные ими факты или спорить с положенными в их основу доказательствами бессмысленно. Гораздо правильней оспаривать принадлежность этих решений к рассматриваемому делу и/или выводы, которые можно сделать из этих приговоров на основании изложенных в них фактов.

В данной ситуации приговоры в отношении клиентов подзащитного пользователя портала подтверждают, что осужденные по ним лица действительно занимались фиктивным предпринимательством, а также, возможно, указывают на связь этих преступлений с действиями подзащитного. Но правовую оценку тому, являются ли действия последнего преступными, может дать только суд, рассматривающий его дело. Приговоры, вынесенные в отношении других лиц, также могут содержать доказательства участия подзащитного в преступлениях (например, свидетельские показания), но они должны оцениваться вместе с другими доказательствами и только в совокупности с ними и согласно требованиям закона должна даваться правовая оценка действиям конкретного лица, являющегося обвиняемым.

Можно также поспорить с тем, что преюдициальными могут быть судебные решения, установившие факт нарушения лицами общественных интересов, а не прав человека (в частности, приговоры по фиктивному предпринимательству). Если исходить из буквального прочтения ст. 90 УПК, то такие приговоры не должны иметь преюдициального значения. Но на практике пока внимания не обращают (подтверждением тому – вышеуказанное определении апелляционного суда Запорожской области).

 

ВЫВОД:

Факты, изложенные в преюдициальных судебных решениях, не подлежат сомнению, а изложенные в них доказательства не подлежат повторному исследованию в других уголовных процессах. Такие решения по умолчанию являются допустимыми доказательствами, но их принадлежность к данному судебному делу и влияние на него зависит от конкретных обстоятельств. Кроме того, дискуссионным является факт наличия преюдициального статуса у судебных решений, которыми не установлено фактов нарушения прав человека и основоположных свобод (в частности, приговоров по преступлениям, нарушающих интересы общества, а не отдельных лиц).

 

Автор: Карина Франко


Яндекс.Метрика