Welcome visitor you can log in or create an account
A+ A A-

Раздел имущества супругов, находящегося в составе ООО при расторжении брака

Одним из достаточно сложных вопросов при определении состава совместной собственности супругов остается определение режима долей одного из супругов в уставном капитале предприятий, приобретенных в период пребывания в браке. Если для частных предприятий Решением КСУ № 17-рп/2012 от 19.09.2012 уже была закреплена единая позиция, то для хозяйственных обществ определенности не было. Имеется лишь п. 7 постановления Пленума ВСУ № 11 от 21.12.2007, регулирующий статус акций, который судами, в том числе и самим ВСУ, зачастую игнорируется, к примеру, как при принятии определения по делу № 6-13049св08.

И вот наконец, 3 июля ВСУ смог решить вопрос о праве второго из супругов на долю в хозобществе в порядке пересмотра дела № 6-61цс13 в связи с неодинаковым применением нормы материального права судами кассационной инстанции.

Вкратце суть спора выглядит следующим образом: Лицо 1, пребывая в браке, выступило одним из учредителей ООО, внеся в уставной фонд средства, имевшие статус совместного имущества супругов. Позднее часть доли была продана Лицу 2 и супруга Лица 1 обратилась в суд с требованием признать договор купли-продажи доли недействительным вследствие того, что ее муж не получил ее согласия на продажу. При этом, естественно, она отстаивала точку зрения о том, что доля в ООО является в данных условиях общей совместной собственностью супругов.

Суд первой инстанции в иске отказал, указав, что истица не смогла доказать факт заключения договора не в интересах супругов. Апелляционный суд с таким обоснованием не согласился, однако это не изменило общего итога, поскольку в иске было отказано на основании вывода о том, что доля в ООО вообще не является совместной собственностью супругов. Аналогичную позицию занял и ВССУ.

Поскольку дело имеет достаточно принципиальный характер, являясь по сути определяющим для одного из направлений судебной практики, ВСУ детально аргументировал свое решение.

Прежде всего, судьи констатировали, что с момента внесения средств, являвшихся совместным имуществом супругов, в уставной капитал хозобщества право собственности на эти средства переходит хозобществу (на основании ст. 115 Гражданского кодекса и ст. 12 Закона «О хозяйственных обществах») и, следовательно, прекращается право совместной собственности супругов. Исходя из этого, такая операция без сомнения подпадает под правила ст. 65 Семейного кодекса, то есть может производится только по взаимному согласию супругов. В случае если внесение средств (имущества) было осуществлено без такого согласия, второй из супругов получает право на компенсацию нанесенного ущерба.

С таким выводом сложно не согласится, поэтому просто проследим мысль судей ВСУ далее.

Взамен выбывшего из совместной собственности супругов имущества они приобретают право на долю в хозобществе. Эта доля, в свою очередь, представляет собой совокупность корпоративных прав и обязанностей, связанных с участием лица в обществе, среди которых право на управление обществом, право на получение части прибыли от деятельности общества, а также право на получение части имущества общества в случае выхода из общества либо его ликвидации. Данный комплекс прав, по мнению ВСУ, приобретается супругами совместно, но реализуется одним из них, получающим статус участника хозобщества, а второму предоставляется право требования выплаты ему определенных сумм в случае раздела имущества между супругами.

Пока тоже сложно что-то возразить.

Из всего вышесказанного на основании ст. 116 и 147 Гражданского кодекса ВСУ делает ключевой в данном деле вывод: право распоряжения долей в хозобществе принадлежит лично тому супругу, который является участником хозобщества. Следовательно, заключение сделки по отчуждению доли не подпадает под действие норм ст. 65 Семейного кодекса (то есть не является общей собственностью супругов) и согласия второго из супругов на такую операцию не требуется.

Честно говоря, несколько странный вывод (хотя вполне соответствует одной из существующих в теоретических исследованиях точек зрения на данную проблему). Так, законодательство говорит в указанных выше статьях о правах именно участника хозобщества и не предусматривает института «коллективного участника» – супругов. Однако сам же ВСУ в решении указал, что права, составляющие долю в хозобществе, приобретаются именно супругами совместно, а не кем-то одним из них. Исходя из этого, было бы логично распространять на приобретенную за общие средства долю режим общей совместной собственности супругов.

Иначе точно так же можно оспорить необходимость согласия второго из супругов на отчуждение, к примеру, квартиры, приобретенной за совместные средства во время пребывания в браке, при условии, что право собственности зарегистрировано лишь за одним из супругов. Логика та же самая – средства, без всякого сомнения, бывшие общей собственностью супругов, перешли в собственность продавца, а право собственности на квартиру было зарегистрировано только в отношении одного из супругов, то есть с учетом ч. 4 ст. 334 ГК возникло только у него. Однако такой вывод противоречит всей давно устоявшейся судебной практике.

Отдельно стоит отметить, что отечественное законодательство и практика довольно давно четко разделяют право на долю в хозобществе и право на участие в хозобществе. Первое считается обычным имущественным правом (например, свободно наследуется), а второе – личным неимущественным правом. Поэтому, в принципе, препятствий для признания имущественного права на долю общей собственности у супругов нет.

Тем не менее, приходится констатировать следующее:

1) ВСУ признал, что участник хозобщества может свободно распоряжаться долей в обществе, приобретенной во время пребывания в браке, независимо от того, приобретена данная доля за счет общего имущества супругов или личного имущества участника;

2) ВСУ фактически признал, что доля в хозобществе, приобретенная во время брака, является личной собственностью того из супругов, который определяется участником хозобщества в уставных документах (хотя и сделал оговорку о праве второго из супругов претендовать на выплату ему определенных сумм при разделе совместного имущества);

3) ВСУ указал о наличии у второго из супругов права на часть суммы, внесенной в уставной капитал хозобщества за счет общего имущества супругов, а не о праве на часть в уставном капитале.

 

ВЫВОД:

С учетом высказанных ВСУ позиций супругам надо быть более осмотрительными на этапе приобретения долей в хозобществах.

Если оба супруга хотят влиять на деятельность общества, необходимо, чтобы каждый из них получил статус участника хозобщества. Как вариант можно урегулировать отношения вокруг доли договором между супругами, которым можно, в частности, зафиксировать и обязанность согласовывать любые операции с принадлежащей одному из супругов долей.

Если же статус участника хозобщества приобрел лишь один из супругов, он получает и право совершенно самостоятельно распоряжаться соответствующей долей в уставном капитале.

 

Автор: Жанна Васильковская


Яндекс.Метрика