Welcome visitor you can log in or create an account
A+ A A-

Возмещение вреда, причиненного лицом, работающим на предприятии по договору аутстаффинга

Правоотношения аутстаффинга уже не являются чем-то необычным и совсем неурегулированным. Но тем не менее некоторые вопросы, связанные с такими правоотношениями, остаются для многих юристов загадочными и непонятными.

Так, один из пользователей портала задался вопросом относительно того, кто должен будет возмещать ущерб, причиненный вследствие ДТП сотрудником предприятия «А», выполнявшим на личном автомобиле задание предприятия «Б». При этом между указанными предприятиями заключен договор аутстаффинга, в соответствии с которым предприятие «А» предоставляет услуги персонала предприятию «Б». На предприятии «Б» попавший в ДТП сотрудник, в соответствии с подписанной им должностной инструкцией, выполняет обязанности коммерческого агента, но порядок использования им своего автомобиля никак не урегулирован.

Позиция 1. В данном случае причиненный вред должно возмещать предприятие «А», поскольку:

– при выполнении работы на предприятии «Б» сотрудник выполнял трудовые обязанности, возложенные на него предприятием «А»;

– именно предприятие «А» как работодатель отправило сотрудника на предприятие «Б»;

– согласно ч. 1 ст. 1172 ГК юридическое лицо возмещает вред, причиненный его сотрудником при выполнении им своих трудовых обязанностей;

– фактическое исполнение трудовых обязанностей еще не означает наличия трудовых правоотношений между юрлицом и физлицом;

– трудовые отношения предполагают волеизъявление обеих сторон, направленное на вступление в трудовые отношения. В данном случае волеизъявление сотрудника, объективированное в его письменном заявлении о принятии на работу, было направлено на исполнение трудовых обязанностей на предприятии «А», и потому только с ним у него есть трудовые правоотношения.

Позиция 2. Причиненный вред должно возмещать предприятие «Б», поскольку:

– сотрудник выполнял трудовые обязанности в интересах предприятия «Б»;

– согласно ч. 2 ст. 1172 ГК заказчик возмещает вред, причиненный другому лицу подрядчиком, если он действовал по заказу заказчика;

– фактически сотрудник выполняет обязанности сотрудника предприятия «Б». А фактическое исполнение трудовых обязанностей на предприятии означает фактическое наличие трудовых отношений. Их оформление для целей применения ст. 1172 ГК значения не имеет;

– какого-либо специального оформления использования работником личного транспорта в данном случае не требуется. Ответственность по ст. 1172 ГК будет наступать и без него;

– волеизъявление сотрудника, начавшего выполнять трудовые обязанности на предприятии «Б», было направлено на установление трудовых правоотношений именно с этим предприятием;

– автомобилем владеет работник. Вред причинен работником. Но поскольку вред был причинен при исполнении трудовых обязанностей, то вместо общего правила о том, что вред возмещает причинившее его лицо, действует правило о трансделиктной ответственности, уставленное ст. 1172 ГК;

– предприятие «Б» берет на себя ответственность за действия работника, поручая ему определенную трудовую функцию. Если эта функция включает в себя использование автотранспорта, то принятие на себя ответственности за такое использование подразумевается;

– если будут предоставлены доказательства, что работнику давались поручения, по своему характеру требующие использование автотранспорта, работник фактически выполнял эти поручения с использованием своего автотранспорта, работодатель это знал и никаких претензий по этому поводу не предъявлял (молчаливое одобрение) и далее давал такие же поручения, то суд должен будет руководствоваться ст. 1172 ГК.

Позиция 3. Вред, причиненный вследствие ДТП, должен возместить сам сотрудник, поскольку:

– согласно ч. 2 ст. 1187 ГК вред, причиненный источником повышенной опасности (в том числе деятельностью, связанной с использованием транспортного средства), возмещается лицом, которое на соответствующем правовом основании владеет транспортным средством, создающим такую повышенную опасность;

– если использование своего автомобиля для выполнения трудового задания было личной инициативой сотрудника, то именно он должен отвечать за причиненный им вред;

– как следует из постановления ВСУ от 28.11.2011 по делу № 3-117гс11, для возникновения у лица обязанности по возмещению лица в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 1172 ГК, необходимым является наличие специальных условий, которые определяются в зависимости от субъектного состава соответствующих отношений, в частности наличие договора подряда и действие подрядчика по заказу заказчика. То есть в данном случае для того, чтобы предприятие должно было отвечать по ст. 1172 ГК, необходимо, чтобы сотруднику было разрешено использовать свой автомобиль для трудовых обязанностей;

– работодатель мог и не знать о том, что сотрудник использовал свой личный транспорт для выполнения трудовых обязанностей.

Мнение юристов проекта: Исходя из положений ст. 39 Закона «О занятости населения», сущность правоотношений аутстаффинга состоит в том, что субъекты хозяйствования – работодатели нанимают работников для дальнейшего выполнения ими работы у другого работодателя. То есть трудовые договоры с работниками заключаются именно теми лицами (аутстафферами), которые предоставляют их в наем, и, соответственно, юридически трудовые отношения существуют только между ними. На это, в частности, указывают положения ч. 1 ст. 39 Закона «О занятости населения», согласно которой аутстафферы обязаны выплачивать зарплату таким работникам, обеспечивать им время работы и отдыха на условиях, определенных для работников работодателя – заказчика услуг, начислять и уплачивать ЕСВ в пользу этих работников.

С работодателями, являющимися заказчиками услуг аутстаффинга, такие работники не заключают трудовые договоры и формально не находятся с ними в трудовых правоотношениях. Выполняя работу на предприятии – заказчике услуг аутстаффинга, они выполняют трудовое задание, данное им предприятием-аутстаффером и состоящее в оказании услуг предприятию-заказчику.

Следовательно, ответственность за действия сотрудников, переданных в наем, также несет предприятие-аутстаффер (в данном случае, предприятие «А»), поскольку именно между ним и этим работником есть трудовые правоотношения. На практике это чаще всего проявляется в том, что в случае совершения таким работником неправомерных действий (нарушения трудовой дисциплины, нанесения вреда заказчику услуг аутстаффинга) аутстаффер производит замену такого работника. Исходя из этого, есть все основания считать, что предусмотренную в ст. 1172 ГК ответственность за вред, причиненный сотрудником при выполнении им своих трудовых обязанностей, также несет предприятие-аутстаффер.

Но в данной ситуации есть определенная коллизия между нормами ст. 1172 ГК и ст. 1187, которую, пожалуй, стоит решать в пользу последней статьи. Ведь хотя вред и был причинен при выполнении работником своих трудовых обязанностей, но он был причинен источником повышенной опасности (автомобилем). Согласно ст. 1187 ГК вред, причиненный источником повышенной опасности, возмещается лицом, владеющим транспортным средством, которое создает повышенную опасность. В данном случае таким лицом является работник, поскольку именно ему автомобиль принадлежит на праве собственности.

При этом, как следует из п. 3 постановления Пленума ВСУ от 27.03.92 № 6, не является владельцем источника повышенной опасности лицо, управляющее таким источником повышенной опасности в связи с трудовыми отношениями с владельцем этого источника. О лице, управляющим собственным автотранспортом при выполнении трудовых обязанностей, ни в обобщениях судебной практики, ни в правовой доктрине ничего не сказано, а потому есть все основания считать, что такое лицо несет ответственность за вред, причиненный принадлежащим ему источником повышенной опасности на общих основаниях. Из схожих соображений исходил, к примеру, Виноградовский райсуд Закарпатской области при вынесении им решения от 08.10.2013 по делу № 299/2565/13-ц.

Впрочем, стоит признать, что в судебной практике встречается и иной подход к решению вышеуказанной коллизии. К примеру, апелляционный суд Львовской области в определении от 04.06.2007 по делу № 22-609/07 руководствовался концепцией фактических трудовых правоотношений.

В этом деле ДТП произошло, когда работник предприятия (начальник автотранспортного цеха), управляя автомобилем, принадлежащим этому работнику на праве аренды, ехал покупать запчасти для автомобилей предприятия. Причем за закупкой этих запчастей он отправился в выходной день, однако при этом взял с собой путевой лист и заправился бензином, выданным ему предприятием.

Суд пришел к выводу, что, хотя работник находился в отпуске, но он использовал автомобиль для выполнения своих трудовых обязанностей и в интересах предприятия. Подтверждением этому послужил, в том числе, путевой лист, в котором было указано об использовании бензина предприятия. При этом оформление использования автомобиля на основании договора аренды не было препятствием для его использования в интересах предприятия, а потому суд отклонил ссылки предприятия на то, что этот автомобиль никогда не был на его балансе и не использовался в его интересах. В результате, руководствуясь положениями ст. 1172 ГК, суд пришел к выводу, что именно предприятие должно нести ответственность за вред, причиненный таким сотрудником.

Конечно, такое решение не является определяющим, но тем не менее оно свидетельствует о возможных рисках, связанных с попытками применить ст. 1187 ГК к ситуациям, когда вред причиняется источником повышенной опасности, принадлежащим работнику, исполняющим при этом трудовые обязанности. К тому же использование концепции фактических трудовых отношений, в силу которой ответственность за работника должен нести тот, в чьих интересах он действовал, может привести к тому, что ответственность, предусмотренная ст. 1172 ГК, будет возложена на предприятие – заказчика услуг аутстаффинга (предприятие «Б»).

 

ВЫВОД:

Системное толкование положений законодательства дает основания полагать, что ответственность за вред, причиненный работником предприятия – аутстаффера при выполнении задания предприятия – заказчика услуг аутстаффинга, несет аутстаффер. Но если такой вред был причинен источником повышенной опасности, принадлежащим работнику на праве собственности, то, исходя из положений ст. 1187 ГК, ответственность за этот вред должен нести именно работник.

Впрочем, на практике возможна также ситуация, при которой суд, руководствуясь концепцией фактических трудовых отношений, возложит ответственность за такой вред на лицо, в чьих интересах действовал соответствующий работник, то есть на предприятие – заказчика услуг аутстаффинга.

 

Автор: Дмитрий Коробочкин

Читайте также:

Должностная инструкция начальника отдела кадров: оформить должностную инструкцию начальника отдела кадров
Як правильно оформити трудовий договiр: підводні камені оформлення трудових договорів
Длительный прогул. Каким днем увольнять работника при длительном прогуле
Как отпустить работника с рабочего места на несколько часов, чтобы не нести ответственность за его действия в это время
Пределы материальной ответственности руководителя предприятия: материальная ответственность работодателя


Яндекс.Метрика